Дворец без обстановки

№40, февраль 2016
№40
Материал из газеты

Возможна ли внутренняя реституция? Гатчина мечтает изменить отношение к ней как к «пасынку»и наполнить исторические интерьеры художественными коллекциями

Парадная опочивальня императрицы Марии Федоровны относится к лучшим творениям Винченцо Бренны / Музей-заповедник Гатчина
Парадная опочивальня императрицы Марии Федоровны относится к лучшим творениям Винченцо Бренны / Музей-заповедник Гатчина

Осенью 2015 года в парке Государственного музея-заповедника «Гатчина» после реставрации открыли колонну Орла, одну из самых ранних скульптур, украшающих ландшафт еще со времен первого владельца усадьбы — графа Григория Орлова. Позже Екатерина II выкупила поместье у наследников графа специально для своего сына, будущего императора Павла I.

С тех пор много чего произошло. Гатчине относительно повезло: ее дворец (архитектор Антонио Ринальди) и павильоны парка не были полностью разрушены во время Великой Отечественной, хотя и сильно пострадали. Необходимость в реставрации, правда, не спасла усадебный комплекс, работавший в музейном режиме с мая 1918 года, от запустения. И если послевоенное восстановление Петергофа и Царского Села было названо общенациональной задачей, то гатчинский музей был не только закрыт, но и передан военно-морскому ведомству, открывшему в исторических интерьерах инженерное училище. Позже здесь разместился секретный НИИ.

Реставрационные работы начались лишь в 1976 году, когда Петергоф, Царское Село и Павловск были почти восстановлены, поэтому одна из главных задач музея в Гатчине сегодня — наполнение стен дворца и пополнение коллекций. У руководства заповедника есть пример создания такой «культурной начинки» с нуля — с помпой восстановленный Константиновский дворец в Стрельне, которому посчастливилось принять на хранение приобретенную по случаю коллекцию Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской, цельную и самодостаточную в художественно-историческом смысле. Дворцу Гатчины повезло меньше: все его убранство и обстановка оказались рассеянными по другим государственным институциям или же попросту исчезли.

«Сейчас мы не можем напрямую говорить о внутренней музейной реституции, в каждом конкретном случае госмузеи должны договариваться между собой о способах сотрудничества, — считает директор ГМЗ «Гатчина» Василий Панкратов. — Историческая справедливость в этом плане — материя весьма условная. До революции все предметы, бывшие, как и дворцы, собственностью императорской семьи, постоянно перемещались из одного дворца в другой».

Основная часть предметов из Гатчинского дворца находится сегодня в Павловске, что-то есть в Петергофе, кое-что — в Царском Селе. Например, в Царском Селе экспонируют знаменитую картину «Царскосельская карусель» Ораса Верне с изображением Екатерины II и ее приближенных. До войны полотно жило в Гатчине. Но в Царском Селе открыли Ратную палату, где экспозиция строится вокруг этой картины, и директора двух музеев договорились, что Гатчина не будет настаивать на ее возвращении.

Удалось договориться и с дворцом-музеем в Павловске, откуда передали 16 бюстов с террасы, которые раньше находились в Греческой галерее Гатчинского дворца. В ответ гатчинцы не стали претендовать на картины Гюбера Робера.

«Что-то мы закупаем, что-то нам дарят, что-то дают на временное хранение, — говорит Василий Панкратов. — Недавно нам удалось договориться, что из Государственного музея А.С.Пушкина в Москве отдадут на временное хранение 11 предметов мебели (диван и кресла), которые раньше находились в Белом зале нашего дворца и, непонятно, какими путями, оказались в Москве».

Есть объективные сложности и в реставрации интерьеров дворца. Дело в том, что не все его помещения были сфотографированы и задокументированы.

Справка

Михаил Брызгалов
Экс-директор департамента культурного наследия Министерства культуры РФ

Из статьи А. Морозова не следует, что проблема обмена предметами между музеями является острой. Понятия «музейная реституция» не существует. Обмен экспонатами или выдача их во временное пользование — общепринятая практика. Вопрос принадлежности предметов к определенному дворцу в пригородах Петербурга есть, но остро он не стоит. Царская семья часто переезжала, предметы перевозились из одного дворца в другой. Музейные коллекции исторически сформировались, закреплены за конкретными музеями, и нецелесообразно поднимать эту проблему. Музей в Гатчине успешно практикует передачу и обмен предметами. К тому же гатчинский музей обладает своей хорошей коллекцией.

Еще…

«Если у нас нет изображений реставрируемых помещений, мы используем архивные документы, в которых могут быть данные о закупке строительных материалов, указан их вид и стоимость; смотрим, в какую эпоху формировался интерьер, ориентируемся на описания аналогичных помещений и данные о вкусах владельцев», — рассказывает директор музея-заповедника. По его словам, что можно сделать в той или иной комнате, каждый раз решается индивидуально. Так, во время реставрации Мраморной лестницы возникли проблемы с каррарским мрамором. Достать его в Италии не получилось, но удалось найти мрамор с теми же характеристиками в Челябинской области.

Самое сложное в реставрации музейного комплекса — озера. Последний раз очистка их и береговой линии проводилась в послевоенное время. Озера очень глубокие: до революции на Белом озере на приколе стояли яхта «Миролюб» и фрегат «Эмпренабль». Было свое адмиралтейство, где чинили маломерные суда, проводились потешные бои — корабли могли идти полным ходом и разворачиваться.

Сегодня глубина озер составляет полметра, остальное — ил. Белое озеро от превращения в болото спасают многочисленные источники. Но почистить его невозможно: вода считается федеральной собственностью, а музей не может тратить деньги из бюджета Санкт-Петербурга на федеральную воду. Еще будучи председателем Комитета по культуре Санкт-Петербурга, Василий Панкратов неоднократно поднимал вопрос об очистке водоема, но ничего не смог сделать. Дно озера до сих пор не очищено, в жаркие летние дни водоросли выходят наружу и начинают гнить. Еще одна проблема дворцового парка — водоканал, расположенный на Серебряном озере, жемчужине парка; 40% гатчинцев пьют воду из этого озера. Удалить водоканал из парка — глобальная задача, которую до сих пор не может решить дирекция музея.

В этом году, к 250-летию дворца, завершится реставрация части Арсенального каре, включая двор, который не реставрировался после войны. В его Восточном полуциркуле уже отреставрированы Греческая галерея и комнаты за ней. К юбилею в музее-заповеднике планируются торжества, и дирекция надеется привлечь внимание к проблемам дворца и парка.

«Моя цель как директора и заключается в том, чтобы покончить с положением Гатчины как „пасынка“, чтобы среди достопримечательных пригородов Санкт-Петербурга она упоминалась не на самом последнем месте, — говорит Панкратов. — У Гатчины есть свое очарование, многим людям она нравится, и мы надеемся, что количество таких людей будет расти».

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
В свой юбилейный год московский музей реконструирует еще одно крыло Бахметьевского гаража и устроит выставки крупнейших художников, в том числе Рембрандта и Клюна
02.09.2021
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+