18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Арт-рынок взяли в оборот

Законопроект «Об обороте культурных ценностей на территории Российской Федерации», разработанный Комитетом по вопросам собственности Государственной Думы РФ, вызвал резкое неприятие участников арт-рынка.

События последнего времени сплотили всех — или почти всех. Проект закона «Об обороте культурных ценностей на территории Российской Федерации», который предлагает владельцам культурных ценностей заводить на них паспорта с экспертизами и оценками и вносить все эти сведения в специальный «Реестр предметов культурных ценностей», вызвал резкое неприятие антикваров и арт-дилеров. Они считают, что эффект от закона будет прямо противоположен заявленному: вместо того, чтобы вывести оборот предметов искусства из тени, он прочно загонит его обратно на черный рынок. Эксперты тоже недоумевают: документ под названием «Национальный стандарт комплексной экспертизы культурных ценностей. Требования», на который будет опираться паспортизация предметов культуры и искусства, разработан без консультаций с профессионалами. Мнения коллекционеров, кажется, разделились. Например, Феликс Комаров (выставка работ Эрнста Неизвестного из его коллекции сейчас идет в Манеже) поддерживает проект, другие владельцы искусства относятся к нему крайне скептически.

«Как человек, который 46 лет занимается этим бизнесом, — сказал TANR коллекционер и галерист Валерий Дудаков, — могу сказать, что к этой инициативе отношусь не только скептически, но и с определенным юмором. Это не только глупо и несвоевременно, но и жуликовато. Могу рассказать небольшую историю. В 1983 году меня попросили быть посредником при продаже работ дочери Малевича Уны Казимировны Василию Ракитину, впоследствии автору каталога коллекции Костаки. За год до этого, в 1982 году, вышел подзаконный акт, по которому все сделки с искусством нужно было регистрировать в Министерстве культуры. Уна Казимировна как человек законопослушный попросила меня сходить с ней в министерство и зарегистрировать нашу сделку. Мы пришли, нашли соответствующий кабинет, и сидевший там чиновник сказал нам, что подзаконный акт уже приняли, а вот завести штат и амбарную книгу для записей сделок забыли. Так что и к нынешним законотворческим инициативам я иначе как с юмором относиться не могу».

Действующие антиквары реагируют более жестко. «Принятие этого документа приведет к разрушению сложившихся, понятных всем и основанных на уже существующих законах правил на рынке искусства, уничтожению легального оборота культурных ценностей, — говорит от лица всех членов Международной ассоциации антикваров и арт-дилеров (МКААД) Василий Бычков. — Авторы законопроекта пытаются придать ему ложную значимость для государства и общества, на самом деле прикрывая свои реальные намерения — контроль и регулирование с целью извлечения дохода. Для этого они создают непреодолимые сложности в обороте культурных ценностей за счет введения в правовую систему жестких ограничений».

Сложностей и ограничений в проекте закона действительно предостаточно. Главная — что культурная ценность без паспорта оказывается исключена из легального оборота, ее нельзя ни продавать-покупать, ни вывозить, даже временно, ни, например, разыскивать в случае кражи. А чтобы получить паспорт, владелец предмета должен оплатить экспертизу, сделанную по новому стандарту. Этот стандарт включает, кроме прочего, трасологическую экспертизу, то есть изучение следов повреждений и обстоятельств их нанесения, и генетическую, которая поможет, по мнению авторов документа, подтвердить, что художник прикасался к полотну, или найти следы ДНК прежних владельцев — ну, например, членов царской семьи. Кто это будет делать, с какой базой сравнивать и сколько это будет стоить владельцу — проект закона умалчивает.

«Пользы для экспертного сообщества в предложенном „нацстандарте“ особенно никакой, — считает Александр Попов, директор Научно-исследовательской независимой экспертизы (НИНЭ) им. П.М.Третьякова. — Если рассматривать проект с точки зрения защиты рынка от недобросовестных экспертов — он не будет работать, так как записанным в нем формальным требованиям к эксперту соответствует масса людей, не имеющих к этой деятельности никакого отношения. Вступай в СРО, плати взносы — и ты эксперт! Кроме того, там присутствуют совершенно нелепые требования к эксперту в виде десяти лет рабочего стажа. Такой порог не защитит рынок от дилетанта, формально числящегося в каком-нибудь музее и, как это часто водится, ничего не понимающего в экспертной работе, но на корню зарубит приток молодых специалистов в профильные экспертные организации и соответствующие отделы государственных структур.

В стандарте напрочь перепутаны и перемешаны понятия судебной и несудебной экспертизы. Эти понятия имеют совершенно различную правовую природу и совершенно разные механизмы правового регулирования. К тому же стандарт явно противоречит действующему законодательству о ввозе и вывозе культурных ценностей.

Рабочая группа, готовившая стандарт, не включала в себя профильных специалистов из госорганизаций: ни из ВХНРЦ им. Грабаря, ни из Эрмитажа, ни из Русского музея. Да и замечания присутствующих специалистов (из НИНЭ и других организаций) не особенно учитывались при составлении итогового текста. Мы так до сих пор и не добились внесения ряда правок.

Отдельно нужно отметить, конечно, некоторую аморфность нашего профессионального сообщества, так как выяснилось, что мы на сегодняшний день единственная организация, официально подавшая в Технический комитет по стандартизации «Судебная экспертиза» свой отзыв и замечания на проект стандарта. Хотелось бы, чтобы коллеги как-то активнее выражали позицию по этому вопросу и за пределами своих кабинетов и лабораторий».

Полученный паспорт на произведение искусства должен быть внесен, вместе с данными на владельца, в специальный реестр. Кто его будет вести и как гарантировать его приватность, тоже неясно. Георгий Сытенко, замдиректора департамента государственной охраны культурного наследия Министерства культуры России, на обсуждении законопроекта указал на многие проблемы, которые Минкульт, при одобрении идеи в целом, видит в ее воплощении. Это и многочисленные неувязки с другими, действующими законами, и непонятное разграничение зон ответственности, и неопределенный источник финансирования.

Больше же всего (если отрешиться от мелочей вроде нарушения конституционных прав граждан) законопроект «Об обороте» поражает грандиозностью. Музейный фонд РФ насчитывает свыше 80 млн единиц; если предположить, что во владении граждан находится примерно десятая часть от этого количества, — 8 млн культурных ценностей должны быть паспортизированы и внесены в реестр. И ведь тут речь об очевидном: живописи, рисунке, старой бронзе… А закон предложено распространить на гораздо более широкий спектр предметов.

«Культурные ценности как юридическая дефиниция — предмет темный и специфическому правовому регулированию поддается с трудом, — пояснила TANR Ольга Мазур, лондонский консультант по правовым вопросам оборота культурных ценностей. — В представленном законопроекте неискушенный законодатель относит к культурным ценностям „движимые предметы материального мира, находящиеся на территории Российской Федерации, и имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение“. Согласно подобному определению практически все окружающие нас на территории РФ предметы материального мира могут выступить в качестве культурных ценностей. Например, семейные фотографии, тем более давние, безусловно, свидетели времени, имеют историческое значение. Предметы быта и интерьера в каждом российском доме в той или иной степени созданы творческим трудом и вполне обладают художественным и культурным значением. Первой целью федерального закона законодатель ставит „получение наиболее полного представления о культурных ценностях, находящихся в Российской Федерации“ — поистине непосильная задача».

Общественное обсуждение проекта закона разгорается и получит продолжение в четверг 4 февраля, когда критики закона проведут специальную пресс-конференцию.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+