Железные цветы Николая Полисского

Неделю назад на металлургическом заводе в тайваньской провинции Мяоли открылась выставка работ главного российского лендартиста Николая Полисского. TANR посетила выставку, познакомилась с тайваньскими меценатами и узнала, за что они внезапно полюбили русское искусство.

Миссис Сюзи Хо, председатель совета культурного фонда тайваньской сталепрокатной корпорации «Тон Хо Стил» — христианка и бизнес-леди, — легко сочетает английский с китайским, а возглас «аллилуйя» — с поэтическим описанием заснеженных гор — благоприятного признака в день презентации третьей художественной резиденции фонда «Тон Хо». Миссис Хо не была знакома ни с одним русским до того, как повстречала Николая Полисского. «Мама остерегала меня, говорила, что с русскими лучше дел не иметь, и я была приятно удивлена, когда познакомилась с Николаем. Он замечательный, он джентльмен». Сама Сюзи Хо интересуется современным искусством с 1970-х годов, когда она владела галереей, название которой на русский переводится как «весна». Этот опыт привел ее к идее совмещения семейного бизнеса с миром искусства.

В небольшой комнате для приемов на одном из трех предприятий, принадлежащих ее семье, миссис Хо рассказывает, что в этом году фонд в третий раз устраивает на заводе резиденцию для художников: приглашаются один тайваньский и один зарубежный автор. Николай Полисский стал первым русским художником, которого позвали участвовать в этой программе. За окном можно видеть результат — около десятка скульптур, сделанных из металла, оставшегося после производства стальных строительных балок. В основном это металлические цветы, сложенные из длинных и узких лепестков металла и наполовину утопленные в небольшом водоеме, отделяющем цеха завода от территории для гостей. Среди цветов есть и гигантская «мухоловка» из ковша экскаватора, и высокая башня из металлических лотосов-дисков с загнутыми в разные стороны лепестками — то как у растения, то как у древней свастики. С небольшого моста, переброшенного над водоемом, можно наблюдать за тем, как среди металлических скульптур плавают радужные рыбы. Николай Полисский, который провел на Тайване в этот раз почти два месяца, рассказывает, что уровень воды в пруду специально подняли, чтобы рыба могла переплыть из соседней заводи и украсить инсталляцию — это была идея директора завода.

Одной из причин того, почему обычно работающий в России и в Европе Николай Полисский заинтересовался предложением сделать что-нибудь на тайваньском заводе, был совместный труд с рабочими, которые стали непосредственными исполнителями его идей. Создателю артели из жителей деревни Никола-Ленивец это показалось интересным опытом. Проект начался с отбора подходящих материалов. По словам Полисского, он переживал насчет замысла, потому что не был уверен в том, что ему удастся подобрать подходящие детали, ведь в его случае, получится работа или нет, зависит именно от материала, а не наоборот. Все сложилось, когда он увидел на свалке обрезки стальных балок, которые немного сплющивались и закруглялись к концам. Лотосы и свастики — сложно представить себе более подходящие символы для острова Тайвань, где даосские храмы и огромные скульптуры святых встречаются вдоль дорог так же часто, как заводы по сборке электронных приборов.

По условиям программы резиденции художник должен оставить фонду лишь одну скульптуру, с остальными он может поступать по своему усмотрению. Николай Полисский, не раздумывая, оставил все фонду — это более 30 тонн металла. Не исключено, что скульптуры захочет купить кто-то из местных коллекционеров: на Тайване с уважением относятся к монументальному искусству.

«Это рай для художника, здесь все устроено так, чтобы было приятно работать», — Николай Полисский еле успевает позировать для фотографий и пожимать руки. На двух автобусах из Тайбэя на презентацию пожаловали гости, среди которых главный художественный критик из местного университета, ректор университета и профессор Лю, который читает там курс современной скульптуры. С Полисским многие из них знакомы по Фестивалю железной скульптуры 2014 года в Каошонге, портовом городе на юге Тайваня, где Николай сделал объект из огромного мотка якорной цепи.

По словам работников фонда «Тон Хо», пребывание одного художника в резиденции обходится примерно в 2,5 млн новых тайваньских долларов в год — это около 5 млн руб. по нынешнему курсу. Выгоды резиденция не приносит, это личный вклад миссис Сюзи Хо в тайваньскую культуру и в образование рабочих. «Сначала они стеснялись, но на третий год им понравилось заниматься искусством», — рассказывает она.

В ближайших планах — создание общественного парка, где будет выставлена скульптура из собрания фонда. Там ее сможет увидеть больше людей, чем на режимной территории действующего завода.

Второй участник резиденции на заводе «Тон Хо» тайванец Вен Чжи Ванг сделал свои скульптуры из «грязного» металла, который остается на дне сталеварных чанов. Его работы рассчитаны на прямое взаимодействие со зрителем: в них можно садиться и заходить внутрь, чем поспешили воспользоваться почетные гости. В отличие от Полисского, который привык работать в крупной, почти архитектурной форме, Вен Чжи Ванг — более классический скульптор, придающий большое значение фактуре.

Вообще, судя по тем произведениям, которые фонд сохранил от прошлых резиденций, скульптура человеческого масштаба, желательно антропоморфная, находит наибольший отклик в сердцах тайваньцев. Что касается стиля, то они ценят абстрактное искусство, как у британца Филиппа Кинга, ученика Генри Мура. Филипп Кинг был гостем первой художественной резиденции.

Любовь к академизму — еще одна черта тайваньской художественной сцены. Филипп Кинг не самый популярный в мире автор, зато он был президентом Королевской академии в Лондоне. Выбор Николая Полисского стал некоторым отклонением от выбранного курса, ведь академиком его никак не назвать. «Скажите, а Николай — известный в России художник?» — шепотом спросила в такси работница фонда и очень обрадовалась, получив положительный ответ. К тому же скоро он станет и одним из самых известных художников на Тайване: на открытии выставки по итогам резиденции выяснилось, что Николай Полисский получит еще одно приглашение — поучаствовать в местном фестивале.

Самое читаемое:
1
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
Археологи, работающие на территории объекта, возраст которого составляет около 7 тыс. лет, каталогизировали более 500 менгиров
07.09.2022
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
2
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
5
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
6
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Таинственную коллекцию, которую десятилетиями прятал наследник нацистского арт-дилера, покажут на выставке в Швейцарии после подробного исследования
05.09.2022
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
7
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+