Коллекционеры научились отличать прекрасное от уродливого

Падение рынка или возвращение рассудительности: ноябрьские аукционы импрессионизма, модернизма и современного искусства в Нью-Йорке показали, что коллекционеры начинают действовать более сдержанно.

Серьезность наконец-то воцарилась на арт-рынке в Нью-Йорке в ноябре во время беспрецедентной серии из семи вечерних аукционов современного искусства, искусства модернизма и импрессионизма. Коллекционеры явно начинают лучше различать великое, среднее и попросту уродливое, и к ним возвращается рассудительность. В систему продолжают вливаться огромные деньги, о чем говорит ряд рекордов и более $2,3 млрд, собранных в ходе этой серии торгов. Однако заметное количество непроданных лотов и тех, что ушли ниже эстимейта, дает основание предположить, что после долгих лет головокружительного роста рынок спускается с заоблачных вершин.

«Люди словно очнулись после 20-летнего запоя, — говорит партнер галереи Richard Gray Эндрю Фэбрикент. — Оживление на рынке началось в 1995 году, и — за вычетом 2008 года — этот аукционный сезон стал первым, когда все поняли, что действовать надо с определенной степенью рациональности. Цены достигли такой безумной высоты, что просто невозможно было не очнуться».

Годами аукционы кичились тем, что искусство стабильнее фондовой биржи, валютных рынков и банков, но теперь запели по-новому. Председатель и международный глава отдела послевоенного и современного искусства Christie’s Бретт Горви связал невысокие результаты его торгов «Муза художника», состоявшихся 9 ноября, с «неустойчивостью положения на рынке ценных бумаг». В то же время на ноябрьском совещании, посвященном прибылям компании, главный исполнительный директор Sotheby’s Тед Смит сообщил аналитикам, что покупатели стали более «чувствительными к макроэкономическим колебаниям».

Возможно, ослабление активности в большей мере связано с уменьшением числа новых покупателей и с тем фактом, что у тех, кто остается, развивается более зрелый вкус и оттачивается взгляд на искусство. Коллекционеры все лучше понимают, что само количество выставляемых на продажу произведений дает им возможность разборчивее подходить к предложению. На последних торгах покупатели охотились за важными, редкими и статусными работами в хорошем состоянии, но при этом не позволяли разыграться алчности аукционных домов, игнорируя средней руки произведения, предлагавшиеся по завышенной цене.

«Все сходятся во мнении, что рынок перенасыщен. Теперь покупатели демонстрируют, что они не хотят, чтобы их водили за нос», — говорит Томас Сейду, бывший международный глава отдела современного искусства и искусства модернизма Christie’s, в 2012 году ставший сооснователем частного дилерского агентства Connery, Pissarro, Seydoux.

«Сегодня рынок переполнен, он стал избыточным. Люди чуть отступают назад, чтобы дать ему передышку. Это не свидетельствует о рецессии и не служит признаком слабости. На самом деле это очень здоровая ситуация, — считает Сейду. — В этом сезоне рынок мягко преподал нам урок». Некоторые топ-лоты, добавляет он, легко могли вообще не уйти с молотка, поскольку конкуренция за них была очень слабой.

Показательные лоты: успехи и провалы

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+