Сальватор Роза и Гаспар Дюге. Итальянец и француз, влюбленные в виды римской Кампаньи

№38, ноябрь 2015
№38
Материал из газеты

400-летний юбилей знаменитых пейзажистов XVII века в фонде IN ARTIBUS отметят большой выставкой

Сальватор Роза. Скалистый пейзаж со святым Антонием Падуанским, проповедующим рыбам. Х., масло
Сальватор Роза. Скалистый пейзаж со святым Антонием Падуанским, проповедующим рыбам. Х., масло

Идея отпраздновать двойной юбилей Cальватора Розы (1615–1673) и Гаспара Дюге (1615–1675) совместной выставкой их произведений принадлежит фонду IN ARTIBUS. В выставочных залах фонда можно будет увидеть около 50 работ художников из крупнейших музейных и частных собраний России. Живопись и графика из Эрмитажа и ГМИИ им. Пушкина, редчайшее издание запрещенных папской цензурой сатир Розы из Музея книги Российской государственной библиотеки, а также впервые доступные для обозрения полотна и рисунки из частных коллекций (например, из собрания учредителя фонда IN ARTIBUS Инны Баженовой) станут еще одним поводом для размышления о роли «гения места» Вечного города в интернациональном европейском пейзаже XVII века.

Ровесники, соседи по римскому кварталу художников вокруг церкви Тринита деи Монти и конкуренты при жизни, Роза и Дюге на первый взгляд мало похожи. Первый — бунтарь и повеса, выросший в маленьком городке в тени Везувия; жизнь его овеяна легендами, а романтический ореол столь грандиозен, что определил рождение романтизма задолго до появления самого стиля. Второй — сын французского повара, родственник и ученик великого Пуссена, продолжатель традиции идеального классического пейзажа, художник, чья репутация всегда была достаточно надежной, хотя никогда его живопись не вызывала того массового восхищения, какое выпало в XIX веке на долю Розы. Современники и потомки нередко сравнивали их, то находя сходство в желании отрешиться от постылой современности, растворяясь в утраченном идеале античной идиллии, и в удивительной, присущей обоим скорости письма (и Роза и Дюге могли в один день начать и закончить большой многофигурный пейзаж); то, напротив, противопоставляли, видя в Розе наследника пафоса грандиозности барокко и барочной же «причудливости», создателя «пейзажа бури» и диких, «неприрученных» видов: утесов, покрытых бегущими облаками, поломанных стволов и крон. В Дюге же, наоборот, ценили гармонию пейзажей римской Кампаньи и умение сплавить воедино итальянское чувство формы с северным чувством природы. Неизменно общим у художников оставался лишь интерес к великому наследию античной культуры, ее философии и поэзии, ставшим для Розы и Дюге образом рая, воспоминаниями о котором всегда окрашена их любовь к прекрасным ландшафтам древнего Лация.

Мир классической древности — постоянная тема Дюге и Розы. Окрестности Рима — воспетый Вергилием гористый Тибур, развалины античных вилл Тускула, на территории которых, если верить Марциалу, «природа собрала все самое прекрасное, что только можно найти в других местах», служили для художников источником вдохновения и грез об Аркадии, где люди существуют в мире и согласии с природой. Эти образы прошлого не проникнуты меланхолической ностальгией созерцателей руин XVIII столетия, но живут здесь и сейчас, позволяя буколическим пастухам и удильщикам Дюге расположиться на фоне видов окрестных городов, а философам Розы блуждать в диких сельвах вдоль Кассиевой дороги.

В представленных в отдельном зале офортах Розы герои древности и вовсе выходят из своих пейзажей на первый план: Ясон усыпляет дракона, Главк добивается благосклонности нимфы Сциллы, спящему Энею является тень Гектора с предвестием о грядущем основании Рима, а Диоген просит Александра Македонского не заслонять ему солнце. Воображение соединяется здесь с натурными наблюдениями. Экзальтированная чувственность Розы становится такой же частью художественного ландшафта Рима, как классицистическая строгость Пуссена, и так же выходит за пределы персональной манеры, преображаясь надиндивидуальной силой времени. «Бури» и «грозы» проникают в полотна Дюге. Рождается новый пейзажный жанр, который британцы окрестили словечком sublime — величественный, возвышенный в противовес beautiful — прекрасному у Клода Лоррена. Где-то между ними и лежит все разнообразие сюжетов выставки, охватывающих диапазон от идиллии до стихии.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+