Фотографии набивают цену

Etienne Laurent / EPA
Etienne Laurent / EPA

В Париже в Большом дворце в 19-й раз прошла крупнейшая международная ярмарка фотографии Paris Photo. В связи с национальным трауром во Франции, объявленным после серии терактов в ночь на 13 ноября, она завершилась на день раньше.

В этом году в ней приняли участие 147 галерей из 34 стран и 27 издательств. Большинство по-прежнему за европейцами (67% участников — из Франции, Германии и Великобритании), но американцы — лидеры рынка — наращивают свое присутствие как среди галерей (19%, то есть каждая пятая из США), так и среди гостей. Галереи из Азии и Латинской Америки можно пересчитать по пальцам, и это вполне объяснимо: у первых есть Photo Shanghai, у вторых — Paris Photo в Лос-Анджелесе. Россию в прошлом году представляла московская галерея «Глаз», в этом году — никого.

Нынешняя ярмарка — первая для новой команды. На место Жюльена Фридмана, который пришел в Paris Photo в 2011 году из парижского агентства Magnum, назначили не одного, а сразу двух руководителей. Стратегическое управление — в руках Флоранс Буржуа, экс-директора PAD (Pavillon des Arts et du Design) в Париже и Лондоне, имеющей большой опыт работы в маркетинге в компаниях LVMH. Арт-директором стал Кристоф Виснер — опытный галерист; много лет он работал в Берлине, а затем управлял парижской галереей Yvon Lambert вплоть до ее закрытия. Эти назначения лишь подтверждают тенденцию последних лет: фотография все больше ориентируется на арт-рынок. «Рынок фотографии растет быстрыми темпами, — говорит Виснер. — На аукционах за исторические снимки таких фотографов, как Ман Рэй, Ирвин Пенн, начинают платить приличные суммы. Конечно, речь не идет о миллионах, как за работы Андреаса Гурски. Но он все-таки проходит по ведомству современного искусства, а там совсем другие ставки».

От тематических выпусков Paris Photo давно отказалась. Главное — выбор и качество представленных работ, и тут не к чему придраться. Именно поэтому у ярмарки столько постоянных покупателей, которые едут за конкретными именами и работами, — это отмечают многие галеристы. Впрочем, владельцы галерей отвечают покупателям взаимностью — кажется, что некоторые стенды остались в Большом дворце с прошлого года: в лондонской Hamiltons с закрытыми глазами можно был найти «комнату Пенна», а в ней портрет Пабло Пикассо, а в галерее Eric Franck, также из Лондона, вас встречали «воздушными» фотографиями Нормана ПаркинсонаШляпа Кардена над Парижем», 1960, платиновый отпечаток, и «Искусство полета», 1951).

Paris Photo на хорошем счету и у специалистов. Из года в год сюда приезжают пополнять коллекции крупнейших мировых музеев — как государственных, так и частных. И это козырь ярмарки. Если на FIAC все, как мантру, шепчут «Арно, Пино», то на Paris Photo заклинают «MoMA, LACMA, Гетти, Тейт, Центр Помпиду». Сразу несколько собеседников TANR подтвердили, что в день открытия представители фотографического департамента Бобура были особенно активны.

Новшество этого года — специальная секция Prisme в Salon d’Honneur на втором этаже. Идея Кристофа Виснера заключалась в том, чтобы представить здесь работы, которые просто не помещаются на стендах внизу. Прежде всего это большие форматы и серии. Например, немецкая галерея Thomas Zander показала классиков документальной фотографии XX века: Мануэля Альвареса Браво, Гарри Виногранда, Уокера Эванса и Ли Фриедландера. Это исторические отпечатки большого формата, которые были сделаны в 1970-х для портфолио, выпущенного ограниченным тиражом в нью-йоркском издательстве Double Elephant. От каждого автора по 15 фотографий, цена на все — €400 тыс. Резерв был сделан сразу же на открытии. Интересовались и Нобуёси Араки, которого исправно привозит в Париж токийская галерея Taka Ishii. В Salon d’Honneur была представлена нехарактерная для автора серия из 2016 полароидных снимков, сделанных с 2006 по 2009 год. Впрочем, темы узнаваемы: небо, цветы, еда и, конечно, нагое тело — отличная фотографическая метафора счастливой жизни.

Оптом старались продавать не только в Salon d’Honneur, но и на общих стендах. Галеристы первым делом называли цену за серию и лишь потом добавляли, что можно и в розницу. Поторговаться не успели за лот из восьми снимков фотожурналиста Энтони Эрнандеса. Thomas Zander продала его в музей (какой — не говорят) за €120 тыс. На стенде парижской галереи Suzanne Tarasievе, любительницы искусства покрепче, предлагалась серия украинского фотографа Бориса Михайлова. Путь от рождения до смерти (выглядит все это по-михайловски жестко) укладывается в шесть фотографий и коллажей и стоит не менее €85 тыс.

Текущие экспозиции в парижских музеях все чаще выступают в роли своеобразных «разогревающих» выставок: так было с последней FIAC (самый яркий пример — зеркала-тарелки Аниша Капура, которые в уменьшенном, товарном виде переехали с его выставки из Версаля на стенды в Большой дворец). Эта же тенденция проявилась и на Paris Photo. В музеях Орсе и Оранжери сейчас проходит масштабная выставка «Кто боится женщин-фотографов?». Начинается она с пионеров женской фотографии Анны Аткинс и Джулии Маргарет Кэмерон. Их же редчайшие снимки продавала американская галерея Hans P. Kraus Jr. Inc. Расчет оказался верным: первый выпуск альбома Аткинс «Британские водоросли: цианотипные оттиски» (по роду деятельности она была биологом) 1843 года с фактически первыми отпечатанными иллюстрациями был продан за $550 тыс.; портреты Кэмерон доступнее — от $30 тыс.

Были и стенды, которые выглядели выставкой сами по себе. Как всегда, отличились парижане. У галереи Galerie Karsten GreveБрассай, у Alain Gutharc — музейная подборка ранних фотографий Жака Анри Лартига (от €3,5 тыс. до €35 тыс.). Эффектно выступили и американские галеристы из Bruce Kapson Gallery (Лос-Анджелес). В Париж они привезли Эдварда Шериффа Кертиса (1986–1952) — автора уникальной коллекции фотографий Дикого Запада и индейцев (от $15 тыс.).

Художественная фотография — как винтажная, так и современная — конек нынешней Paris Photo. Один из главных парижских специалистов по любителям арт-экспериментов — уважаемая галерея Françoise Paviot сделала ставку на американского фотографа-концептуалист Артура Сьегеля. Главными героями его снимков выступают форма, цвет и свет. У них же немец Дитер Аппельт. Он и фотограф, и скульптор, и художник, а его работы — настоящие поэмы: мрачные, но красивые. Галерея Yossi Milo Gallery представляет современных авторов, которым явно тесно в фотографических рамках. Любимец американских музеев Крис Маккоу создает псевдоархивные кадры. Последняя серия посвящена солнцу, его лучи как будто прожигают бумагу, процарапывают поверхность снимка. Немец Марко Бреер — фотограф без камеры: фотобумагу он обрабатывает вручную — сначала получались расплывчатые акварели, сейчас все чаще проглядывают супрематистские композиции.

Не обошлось на Paris Photo и без мэтров модной фотографии. Они не в большинстве, но их позиции стабильны. У лондонской Hamiltons Герб Ритц с эффектным, хищным портретом Наоми Кэмпбелл (1991), у нью-йоркской Pace/MacGill GalleryПаоло Роверси с обнаженными Шалом Харлоу (1996) и Кейт Мосс (1992), а у мюнхенской Bernheimer Fine Art Photography не стенд, а архив Vogue: Хорст П. Хорст (портреты любимых моделей — Лизы Фонсагривс, 1940, и Нины де Во, 1951) и Жанлу Сьефф (солидная подборка фотографий конца 1960-х — начала 1970-х: Джейн Биркин, Серж Генсбур, Катрин Денев, Ив Сен-Лоран, Робер Дуано и красиво постаревший Жак Анри Лартиг).

Фотография остается самым доступным из искусств на арт-рынке. Согласно отчету Artprice, средняя цена на фотографию на аукционах — $10 тыс., тогда как картина стоит в среднем $60 тыс., скульптура — $47 тыс., рисунок упрочил свои позиции, и за него сегодня дают $25 тыс. Но, несмотря демократичные цены, по темпам роста фотография обошла всех: за последние 15 лет рынок фотографии вырос на 48% против 36% у изо.

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+