Гетти меняет мир уже 30 лет

№37, октябрь 2015
№37
Материал из газеты

От Тутанхамона до диснеевских мультфильмов: Институт реставрации Гетти в Лос-Анджелесе продолжает радикально обновлять реставрационные методики

Институт реставрации Гетти, располагающийся в здании Центра Гетти в Лос-Анджелесе, известном как «белый принц на холме», стремится развивать методики консервации произведений искусства и архитектуры. Его годовой бюджет составляет приблизительно $15 млн
Изучение современных материалов
Проект «Арки»
Глиняная архитектура
Проект «Мозаикон»
Актуальный подход к зданиям ХХ века
Институт реставрации Гетти, располагающийся в здании Центра Гетти в Лос-Анджелесе, известном как «белый принц на холме», стремится развивать методики консервации произведений искусства и архитектуры. Его годовой бюджет составляет приблизительно $15 млн
Изучение современных материалов
Проект «Арки»
Глиняная архитектура
Проект «Мозаикон»
Актуальный подход к зданиям ХХ века
Справка

Семь проектов по спасению всемирного культурного наследия

Гробница Тутанхамона

Начиная с 2009 года совместно с Высшим советом по делам древностей Египта GCI занимается изучением настенных росписей в гробнице фараона Тутанхамона в Долине царей неподалеку от Луксора. Следующая фаза включает укрепление инфраструктуры погребального зала и работу со знаменитой живописью. Институт давно сотрудничает с Египтом; первым совместным полевым проектом стала оценка состояния и укрепление в 1986 году росписей возрастом 3,2 тыс. лет в гробнице Нефертари, супруги Рамсеса II.

Глиняная архитектура

По словам Сьюзен Макдоналд, возглавляющей полевые исследования в GCI, инициативы, связанные с глиняной архитектурой, входят в повестку института «практически с самого начала». Для того чтобы понять, как традиционная архитектура реагирует на землетрясения, ученые создали в Перу специальные модели. Команда изучает, насколько эффективно использование традиционных методик для сохранения этих построек, поскольку правительственные нормы, требующие добавления таких современных материалов, как цемент, судя по всему, приносят больше вреда, чем пользы.

Актуальный подход к зданиям ХХ века

Материалы, использованные при строительстве зданий ХХ века, ставят перед реставраторами уникальную задачу, поэтому в 2012 году GCI запустил долгосрочный проект по изучению этих построек. Исследования начались с возведенных в Лос-Анджелесе в 1940-х годах по проекту Чарльза и Рэй Имз здания и студии из стекла и стали и сооружения из бетона и тика, спроектированного Луисом Каном для Института биологических исследований имени Джонаса Солка в Калифорнии.

Изучение современных материалов

Программа исследований в области современного искусства посвящена изучению материалов, использованных в произведениях художников эпохи модернизма и современных мастеров. Среди входящих в нее проектов — изучение современных красок, находящейся в общественных пространствах скульптуры и пластика. Конференция, посвященная скульптуре в общественном пространстве, пройдет в Университете штата Калифорния в Лонг-Бич в октябре.

Пещеры Могао в Китае

Работа GCI по сохранению настенной живописи в пещерах Могао на северо-западе Китая длится уже четверть века. Роскошные росписи этого объекта всемирного наследия датируются IV–XIV веками. В 2016 году Музей Гетти планирует провести выставку, на которой будут представлены реконструкции трех пещерных буддистских храмов.

Проект «Мозаикон»

Запуская в 2008 году «Мозаикон», учебную программу, посвященную консервации, поддержанию сохранности и показу древних средиземноморских мозаик, GCI не мог предвидеть угрозу, которая ныне нависла над объектами культурного наследия на Ближнем Востоке. Выпускники «Мозаикона» вошли в число тех, к кому обратились четырьмя годами позже, когда дамасская мечеть Омейядов пострадала в ходе вооруженного конфликта в Сирии. Курсы успело посетить около 170 участников из 16 стран, в том числе из Ливии и Сирии; за это время был составлен план работ с 400 мозаиками в древнем городе Булла-Регия на северо-западе Туниса. Ожидается, что программа будет завершена в 2018 году.

Проект «Арки»

Проект «Арки», основанная на открытом программном обеспечении геопространственная система для описания и работы с таким недвижимым культурным наследием, как археологические памятники, родился из Mega, более старой базы данных древностей Ближнего Востока. Над этим проектом GCI работает совместно со Всемирным фондом памятников. Кроме того, с помощью этого ресурса участники ASOR Syrian Heritage Initiative, совместного с правительством США проекта Американских школ восточных исследований (ASOR), направленного на контроль за состоянием сирийского исторического наследия, наносят на карту объекты, расположенные в Сирии. 

Еще…

Для большинства людей Гетти ассоциируется с его обширным собранием древностей, средневековых и ренессансных рукописей, с изысканной коллекцией живописи, включающей в себя в основном работы старых мастеров, ряд которых замыкают такие ключевые произведения более позднего периода, как Ирисы (1889) Винсента Ван Гога, и с богатой подборкой декоративно-прикладного искусства. Произведения эпохи модернизма и современного искусства в этом списке отсутствуют. Поэтому может показаться странным, что базирующийся в Лос-Анджелесе Институт реставрации Гетти (GCI) делает громадные шаги в изучении материалов и техник, используемых современными художниками. По какой же причине GCI вкладывает внушительные средства в эту сферу? Потому что его исследования пойдут на пользу большому числу институций, и, что еще важнее, просто потому что он может себе это позволить.

Миссия института, отмечающего в этом году 30-летие, заключается в развитии практических методов сохранения произведений искусства, в том числе объектов, архитектуры и инсталляций. Будучи частной некоммерческой институцией, входящей в состав более крупной филантропической организации — Трастового фонда Дж. Пола Гетти, GCI не только получает средства из его обширных ресурсов, но и обладает свободой самостоятельно выбирать проекты, которые лучше всего отвечают его задачам.

«Мы выполняем работу, которую другие организации не делают, попросту не имея такой возможности», — говорит Тим Уэйлен, который руководил GCI на протяжении последних 17 лет в качестве его третьего (и наиболее долго занимавшего этот пост) директора. Он подчеркивает, что, хотя для GCI и важна забота о культурном наследии, деятельность его заключается не только в этом. Ведь GCI обращается прежде всего к таким проблемам, как исследование состава красок, которые использовали художники-модернисты, или учебная программа, посвященная обращению с многочисленными средиземноморскими мозаиками (проект Мозаикон).

«Мы не занимаемся поисками Священного Грааля. Как ни здорово было бы найти его, это принесет пользу лишь небольшой группе эстетов. Свои ресурсы мы выделяем на проекты, важные гораздо большему количеству людей», — объясняет Уэйлен. Годовой бюджет GCI составляет приблизительно $15 млн.

«GCI имеет возможность быть более подвижным и гибким, чем другие реставрационные организации, работающие на меценатов или вынужденные считаться с политической обстановкой, — говорит помощник программного директора института Жанна-Мари Теутонико. — Мы можем предсказать развитие новых направлений в области реставрации, выходя при этом за пределы привычных границ, и находить нестандартные решения при возникновении каких-то серьезных проблем».

Гибкость организации прошла проверку форс-мажором, когда учебную программу Мозаикон пришлось в срочном порядке переносить из охваченной войной Сирии в Италию. «Перед нами встала задача творчески подойти к поиску новых мест для работы, когда стало ясно, что мы не можем отправиться туда, куда было запланировано, — рассказывает Теутонико. — Сейчас важно не бросать своих коллег, а, напротив, обращаться к ним и помогать им так же, как и раньше». Несмотря на смену планов в последнюю минуту, многим из тех, кто рассчитывал принять участие в Мозаиконе, удалось приехать в Италию благодаря выданным странами-партнерами визам. «На мой взгляд, это и есть пример замечательного сотрудничества. Проделана действительно большая работа для того, чтобы люди из раздираемых вой­ной стран смогли попасть на наши семинары», — говорит Теутонико.

Зачастую успех проекта зависит от прочных связей с партнерами. «Как правило, мы запускаем исследовательские проекты, потому что у нас есть деньги на создание научной основы, но работать в изоляции не способны даже мы», — поясняет Уэйлен. По словам Теутонико, тесное сотрудничество с дружественными структурами «помогает расширить исследовательский охват и максимально увеличить наше культурное влияние». Институт работает с музеями, организациями, занимающимися исследованием и пропагандой культурного наследия, а также с бизнес-корпорациями. Например, с Disney Enterprises, где GCI провел анализ материалов, используемых при съемках мультфильмов. Также Гетти сотрудничает с правительствами разных стран, в том числе Китая, где GCI уже давно работает в пещерах Могао, и Египта: работы здесь ведутся в основном с росписями гробниц Нефертари и Тутанхамона.

С 1985 года в деятельности института многое изменилось. Раньше GCI располагался в небольшом доме в Марина-дель-Рей, теперь он переехал в возвышающееся над Лос-Анджелесом здание, построенное по проекту Ричарда Мейера. Глава научного отдела института Том Лернер говорит, что GCI приобрел известность и авторитет не только в мире искусства. Как и Жанна-Мари Теутонико, он полагает, что GCI — частная некоммерческая организация, способная осуществлять разнообразные проекты, в которых нуждается сфера реставрации и которые не могут реализовать менее состоятельные структуры. «Взглянув со стороны, мы видим, что сегодня действительно требуется реставрации и консервации. Зачастую это какие-то нестандартные ситуации, требующие неформатных решений, — объясняет Лернер. — GCI переживает сейчас весьма интересный период. Следите за нами!»

Самое читаемое:
1
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке
18.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
2
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
3
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
4
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
5
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
6
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+