18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь

Алексей Щусев. Проект здания Казанского вокзала. Главный фасад со стороны Комсомольской площади. 1911. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Алексей Щусев. Проект здания Казанского вокзала. Главный фасад со стороны Комсомольской площади. 1911.
Фото: Государственная Третьяковская галерея
№106, ноябрь 2022
№106
Материал из газеты

На юбилейной выставке знаменитого архитектора Третьяковка показывает в том числе труды своего отдела реставрации графики. Бумажные листы времен проектирования Казанского вокзала и Марфо-Мариинской обители потребовали серьезных восстановительных работ

Ядром выставки «Алексей Щусев. К 150-летию со дня рождения» (с 24 ноября 2022 года по 14 мая 2023 года) в Государственной Третьяковской галерее станет обширная коллекция графики — относительно недавнее приобретение музея. «Все началось в 2013 году, когда наследник Алексея Щусева принес нам одну работу — показать и посоветоваться. Лист был абсолютно руинированным», — рассказала нам куратор выставки Ирина Шуманова, заведующая отделом графики XVIII — начала ХХ века в ГТГ.

По своему типу приобретенные рисунки совершенно удивительны. Это шаблоны, «картоны», то есть проекты декора стен в натуральную величину, очень большие. В собрании галереи уже имелось несколько рисунков такого типа, созданных Михаилом Врубелем, Виктором Васнецовым и другими мастерами; есть опыт их хранения и реставрации. Но вообще подобные чертежи очень малочисленны: им редко удавалось пережить использование при строительных работах.

Из всего наследия Алексея Щусева (1873–1949), предложенного потомками, в Третьяковке отобрали работы на две темы — Казанский вокзал и Марфо-Мариинская обитель, а также несколько архитектурных фантазий. За прошедшие годы музеем с помощью то одних, то других спонсоров постепенно было приобретено около 150 листов (в дополнение к уже имевшейся полусотне работ этого автора — кстати, одно время занимавшего должность директора Третьяковской галереи). Некоторые листы наследники просто подарили.

Примерно 100 работам требовалась безотлагательная реставрация, остальные встреча с реставраторами ждет в ближайшем будущем. Как говорит Инна Соловова, заведующая отделом научной реставрации графики ХVIII — начала ХХ века, листы были в очень плохом состоянии. «Хранившиеся в гараже рулоны кальки и ватмана оказались покрыты пылью и грязью не только снаружи, но и внутри, на площади по два-три метра. Имелось много утрат, разрывов, экскрементов животных, следов жизнедеятельности насекомых. Что-то съела плесень. Да и в целом против нас хорошо поработало время. Было совершенно очевидно, что произведениям требуется многогранная профессиональная помощь», — вспоминает реставратор.

Алексей Щусев. Проект западного фасада Покровского храма Марфо-Мариинской обители. 1908. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Алексей Щусев. Проект западного фасада Покровского храма Марфо-Мариинской обители. 1908.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Ирина Шуманова тоже рассказывает о своих первых впечатлениях от этого материала: «Ощущение шока и восторга. Восторг был сильнее. Инна Константиновна, может быть, сразу поняла, чем это обернется для ее отдела реставрации. А я внутренним зрением видела эту графику уже в экспозиции. Это то, чего нам не хватало для характеристики эпохи модерна. Предваряя упреки в том, что архитектура не совсем тема Третьяковской галереи, не наш материал, уточню: наша задача — показать, что Щусев — великий график, а не только архитектор. Мы пополнили именно фонды графики».

Последние девять лет реставрационный отдел занимался постепенным приведением в порядок этой коллекции, однако основной и наиболее ударный труд начался в 2022-м, когда стало ясно, что в конце года состоится выставка. Первые результаты работы, несколько листов, уже были представлены на выставке «Мастера возрождения. Реставрация графики. 2010–2022», которая проходила в музее с мая по ноябрь этого года, и вошли в число самых примечательных ее экспонатов.

По словам Инны Солововой, помимо плесневых грибов, поразивших обширные участки бумаги, среди главных врагов щусевских шаблонов оказался силикатный клей, которым кто-то, очевидно позже, пытался починить их. В месте нахождения щелочных сгустков при попадании воды обычно возникает химическая реакция, влекущая появление отверстия. Необходимо было принимать срочные меры по обезвреживанию таких мест, пока этого не произошло.

Проблемой стал и формат рисунков. «Работал весь наш отдел: одному человеку физически невозможно даже просто аккуратно перевернуть лист таких размеров. Был создан огромный специальный стол, занявший практически все свободное пространство в мастерской, на котором мы могли разместить эти двух-, трехметровые рисунки. На нем мы проводили лабораторные исследования повреждений, удаление различных загрязнений, обеспыливание; осуществлялась нейтрализация, промывание, склеивание разрывов, восполнение утраченных фрагментов, удаление лишней влаги, прессование… Отдел работал как единый организм, мы интуитивно чувствовали следующее движение друг друга, работая в унисон. Такое в нашей мастерской бывало и раньше, но могу сказать определенно: не в таком масштабе и не в сжатом отрезке времени. Мы приобрели огромный опыт, причем однообразной эту работу назвать нельзя. Разнообразие использованных Щусевым техник и материалов колоссальное. Мы поработали практически со всеми их видами, прямо по списку: акварель, гуашь, белила, бронзовый пигмент, пастель, уголь, соус, многообразные типы карандашей, восковые мелки, уникальная печать, бумага на холсте, различная калька, всякого рода картон, ватман…» — говорит Инна Соловова.

Алексей Щусев. Проект здания Казанского вокзала с часовой башней. 1912. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Алексей Щусев. Проект здания Казанского вокзала с часовой башней. 1912.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

«Это исключительные по качеству рисунки, которые позволяют почувствовать нерв эпохи модерна. Щусев был великим рисовальщиком, а еще он был эстетом во всем, в том числе в выборе бумаги. Из-за ее высокого качества эти листы и сохранились после всех перипетий использования при возведении зданий, а также долгих лет хранения», — рассказала куратор.

Эстетство Щусева выражалось, например, в выборе фактур. Среди использованного им сырья — не просто бумага или картон, но и обычная калька, тонкая калька, напоминающая папиросную бумагу, а также калька батистовая, имеющая в основе нитяное переплетение. В числе экспонатов — темный, цветной и тонированный картон, использовавшийся автором для усиления звонкости яркой пастели. А также калька, по которой он рисовал восковыми мелками, создавая импульсивные и быстрые штрихи, а затем еще и прошелся сверху углем (материалы с плохой адгезией между собой). Потом для большей плотности основы наклеил эскиз на картон.

По счастью, в составе дара наследников сохранились нетронутые листы бумаги, купленные самим Щусевым, но оставшие­ся чистыми. Они пригодилась для восполнения утрат на некоторых произведениях. Это уникальный случай, когда реставраторы имеют возможность использовать авторскую бумагу, «из одного рулона» (обычно приходится искать аналоги).

Одним из экспонатов выставки будет чертежная стена северного притвора Марфо-Мариинской обители, украшенная «райским садом», которую в залах графики в Лаврушинском переулке соберут в натуральную величину. Это «камушки» — таким ласковым прозвищем в отделе графики прозвали шаблоны, которые Щусев отдавал в работу камнерезам на стройке. То, что после использования мастеровыми эти чертежи снова оказались у автора, — свидетельство того, как Щусев их ценил.

Он вообще, по словам Шумановой, мыслил «музейно», он сразу хотел создать Музей строительства Казанского вокзала в одном из его помещений. Своих сотрудников просил сдавать эскизы в «форме, близкой к экспозиционной». Музей этот в итоге не случился, однако многие из чертежей были выкуплены правлением Казанской железной дороги и в разные годы попали в Третьяковку. Так что новоприобретенная коллекция стала ее органичным дополнением. «Мы смогли воплотить идею Щусева о создании музея строительства вокзала, пусть и не внутри самого вокзала», — говорит куратор. «На предстоящей выставке хотелось показать как можно больше „здоровых“ шедевров, а не шокировать посетителей их аварийным состоянием сохранности», — добавляет Инна Соловова. 

Государственная Третьяковская галерея
«Алексей Щусев. Архитектор, художник, директор. К 150-летию»
25 ноября 2022 — 14 мая 2023

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+