18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.
Аполлинария Броше. When you have the look but not the motorbike. Работа была представлена на ярмарке молодого современного искусства Blazar. Фото: Blazar
Аполлинария Броше. When you have the look but not the motorbike. Работа была представлена на ярмарке молодого современного искусства Blazar.
Фото: Blazar

Накануне сезона выпускных смотров арт-школ стоит задаться вопросом: как могут выглядеть процесс и результат художественного образования в России сейчас?

Прошлый год был богат крупными выпускными проектами. Фонд поддержки современного искусства «Винзавод» собрал большой смотр семи арт-школ с параллельной программой. Количество участвовавших художников обескураживало. Что справедливо и для дипломных смотров Санкт-Петербургской академии художеств имени Репина, Московской государственной художественно-промышленной академии имени Строганова и Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова.

Ксения Маркелова. «Exopathos Semidea (Полубожки глазастые)». 2021. На выставке «Музей искусственной истории» в Дарвиновском музее. Фото: Иван Ерофеев.
Ксения Маркелова. «Exopathos Semidea (Полубожки глазастые)». 2021. На выставке «Музей искусственной истории» в Дарвиновском музее.
Фото: Иван Ерофеев.

Выпускники совместной программы Музея современного искусства «Гараж» и Высшей школы экономики перекроили экспозицию Дарвиновского музея интервенцией «Музей искусственной истории». Выпускники Дальневосточного федерального университета представили в Женеве проект «Сны машины» — результат трехмесячной работы с учеными лаборатории Neuroimaging Lab в Embassy of Foreign Artists. Радовали новые имена набравшего обороты годичного курса Краснодарского института современного искусства (КИСИ), планы по открытию нового здания студии «Тихая» в Нижнем Новгороде и другие важные инициативы. Московская школа современного искусства (МШСИ) расширяла спектр коллабораций (от ресторанов «Якитория» до Cartier). Сателлит ярмарки Cosmoscow в категории молодого искусства, ярмарка blazar во втором выпуске представила 32 галереи и 50 независимых художников, заметно укрепилась в ценнике и заявила о рекордных продажах. А масштабная биеннале «Искусство будущего»/Art for the Future в Мультимедиа Арт Музее, Москва показала не только футуристические формы искусства, но и намерение Школы фотографии и мультимедиа имени Родченко продолжать взращивать новые поколения художников и интегрировать выпускников в музейный контекст.

Посетители у работы Рефика Анадола «Туннель данных»  на первой международной биеннале «Искусство будущего/Art for the Future»  в Мультимедиа Арт Музее. Фото: Дмитрий Коробейников/ТАСС
Посетители у работы Рефика Анадола «Туннель данных» на первой международной биеннале «Искусство будущего/Art for the Future» в Мультимедиа Арт Музее.
Фото: Дмитрий Коробейников/ТАСС

Но в конце февраля все, на чем строились планы российской арт-системы, отменилось на неопределенный срок.

Самоорганизации художников и школы готовят новые стратегии — от создания коммун (Школа вовлеченного искусства) до сворачивания выставочной деятельности и переориентации программ на выживание конкретных художников, лишенных сейчас возможности полноценно работать (Лаборатория молодого художника в екатеринбургском филиале Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина).

Это особенно болезненно ощущается на фоне подготовки к выпускному сезону. Тем не менее выпускные выставки текущих курсов в России должны открыться и откроются.

Почему так важен этот формат? Статус самых престижных в мире художественных вузов привлекает на дипломные выставки тысячи зрителей. Это место охоты и старта больших карьер. В начале 1990-х дилера Чарльза Саатчи часто замечали на студенческих смотрах в колледжах Goldsmiths и RCA еще до окончания развески; в хаосе монтажа он старался первым разглядеть в студентах энергию, которой будет достаточно для того, чтобы перевернуть арт-рынок и создать новую галактику — Young British Artists. В течение прошедших 30 лет Саатчи позиционировал свой бренд в качестве филантропического и теперь сам предоставляет платформу для отбора будущих звезд. В 2020 году команда Saatchi воспользовалась условиями пандемии, чтобы собрать вместе пять крупнейших арт-школ Лондона в студийном пространстве с финальным онлайн-показом для широкой аудитории. И спустя год, со снятием ограничений, был объявлен уже полноформатный ежегодный офлайн-проект London Grads Now, в нем участвуют 7 школ и 200 самых талантливых выпускников. Попутно Саатчи предлагает им стабильно востребованные темы: защита окружающей среды, гендерная идентичность, расовая политика, — и освобождает от комиссий при продаже.

Выставка London Grads Now в Галерее Саатчи. Фото: Галерея Саатчи
Выставка London Grads Now в Галерее Саатчи.
Фото: Галерея Саатчи

Как обогнать дилера и найти на таких выставках вдохновение и потенциальную инвестицию для себя? Ответа не даст никто, и в этом заключается самая захватывающая часть процесса. В 1991 году Гэвин Тёрк на выпускном смотре Королевской академии художеств получил незачет за произведение Cave, представлявшее собой голубую табличку с надписью «Здесь работал скульптор Гэвин Тёрк, 1989–1991», а чуть позже выгодно продал его экземпляры все тому же Чарльзу Саатчи, арт-дилеру Джею Джоплину и Галерее Тейт. Попытали бы вы счастье на смотре академии в конце 1980-х? Нет причин не попробовать сделать это сейчас.

Проводниками в среду молодого искусства, в дополнение к дилерам и галеристам, служат преподаватели, кураторы, старшие поколения художников, окруженные созвездиями новых имен, и фонды поддержки образовательных инициатив.

И многое в этой сфере строится на установлении доверительных контактов. Потому что важный аспект — это личное участие в судьбе конкретного молодого художника, объединения, школы. Рядом со смотрами соседствуют благотворительные аукционы, донаты, прямые покупки онлайн и демократичные платформы (Simple, «Объединение»), где цены могут быть от 15 тыс. руб. за тиражную графику до 500 тыс. руб. за живопись состоявшихся авторов. Часто это поддержка или подстраховка в сложной ситуации, в которой оказался художник. На подобной основе нередко строятся даже «холодные», цифровые покупки NFT — быть с художником заодно и заявить об этом актом связывания ваших имен в блокчейне навсегда.

Федора Акимова. «Семейный портрет 4».  Первое место на конкурсе в рамках совместного арт-проекта «Коллекция» «Якитории» и Московской школы современного искусства. Фото: MSCA
Федора Акимова. «Семейный портрет 4». Первое место на конкурсе в рамках совместного арт-проекта «Коллекция» «Якитории» и Московской школы современного искусства.
Фото: MSCA

Образование — это территория глубокого воздействия и связывания судеб, это одна из причин, почему эндаументы университетов в сотни раз превышают музейные. Один преподаватель может дать импульс к зарождению новой выразительной системы на десятилетие вперед, как, например, Павел Чистяков и плеяда его учеников от Михаила Врубеля до Константина Коровина. При этом студенты могут полностью изменить курс вуза — как поколение Рона Б. Китая и Дэвида Хокни, покончившее с послевоенной строгостью британской Королевской академии художеств. Влияние школы может простираться далеко за ее пределы. Так, более ясным становится метод Роберта Раушенберга, когда узнаешь о том, что еще до встречи с Джаспером Джонсом и Джоном Кейджем в нью-йоркской Art Students League он успел поучиться у бежавшего в США от нацистского режима лидера Баухауса Джозефа (Йозефа) Альберса.

Конечно, не все выдающиеся карьеры обязательно связаны с дипломами знаменитых школ, но все поиски рычагов системного развития искусства сходятся на образовании для художников.

Хотя в этом поле уже работают Благотворительный фонд Владимира Потанина, Cosmoscow, «Винзавод» и другие галереи, платформы и музеи, в России все еще критически мало институций, которые бы целенаправленно поддерживали сферу обучения визуальным искусствам.

И сейчас, когда большая часть творческих команд ищут новые формы существования, рынок приостановился, а большие международные выставки оказались просто неуместны, в студенческих студиях буквально руками создаются образы будущего — и есть необходимость объединяться вокруг них.

Общество содействия искусству (ОСИ), основанное филантропом Ярославом Глазуновым, запускается нашей командой именно в эти месяцы. Фонд будет работать в новой реальности и информационно связывать разрозненный ландшафт вузов, школ и программ в Москве, российских регионах и странах СНГ. Наша задача — создавать инструменты для профессионализации художественного образования. Изучать и формулировать его проблемы, потому что ни одного цельного публичного исследования этой сферы в России еще не проводилось. Сейчас важно внимание к тем, кто разрабатывает новые формы преемственности и обмена, кто создает безопасные пространства для оказавшегося в тяжелейшем кризисе молодого поколения художников.

Это область приложения сил меценатов, которые находят смысл в поддержке систем обучения, а не в разовых импульсивных покупках. Основатель Общества содействия искусству Ярослав Глазунов, члены правления и единомышленники ОСИ придерживаются именно такого подхода. В этом смысле слово «общество» в названии отсылает к добровольным и открытым формам поддержки искусств прошлых столетий. Пример — Общество любителей российской словесности, непрерывно действовавшее с 1811 по 1930 год. Или известные «строгановские годы» — 12 лет, когда меценат и попечитель Московского учебного округа Сергей Григорьевич Строганов, не остановившись на создании учебной инфраструктуры, наполнял ее самыми прогрессивными специалистами, невзирая на их политические взгляды и социальное положение. Таким был и подход Ивана Владимировича Цветаева, который при поддержке круга меценатов реализовал фантастическую задумку — создать в Москве коллекцию копий мировых шедевров для обучения художников, не имевших возможности позволить себе гранд-тур — путешествие за границу.

ОСИ действует на фоне очень быстро меняющейся повестки. Фонд готовит первую антикризисную программу «Сейчас» и 20 мая открывает опен-колл для того, чтобы собрать в Москве профессионалов в сфере художественного образования из регионов и стран СНГ на менторскую и просветительскую программу, создать среду для диалога между культурой, бизнесом и образованием, разработать план совместных действий. И остается надеяться, что знание будет, как неугасающий огонь, переходить из рук в руки не только от учителя к ученику, но и от зрителя к зрителю, от мецената к меценату, от коллекционера к коллекционеру.

Самое читаемое:
1
Сразу две испанские выставки идут в Пушкинском музее
Главный проект ГМИИ им. А.С.Пушкина этой осени занимает пространство в обоих зданиях музея на Волхонке. На одной выставке Испания показана такой, какой ее видели собственные художники, на другой — через призму романтического восприятия русских авторов
09.11.2023
Сразу две испанские выставки идут в Пушкинском музее
2
Зельфира Трегулова вспоминает Аркадия Ипполитова
В Петербурге скончался искусствовед, куратор, писатель, знаток и исследователь итальянского искусства, старший научный сотрудник отдела западноевропейского искусства Эрмитажа, хранитель итальянской гравюры Аркадий Ипполитов. Ему было 65
08.11.2023
Зельфира Трегулова вспоминает Аркадия Ипполитова
3
Казанская икона Божией Матери опять в соборе на Красной площади
Речь идет о списке с утраченного первообраза, сделанном в конце XVI века, некоторое время хранившемся в патриаршей резиденции в Переделкине и происходящем из собрания коллекционера и реставратора Сергея Воробьева
08.11.2023
Казанская икона Божией Матери опять в соборе на Красной площади
4
Хорошо бродить по «Свету»: Новая Третьяковка обращается к метафизике
Выставка «Свет» оттеняет подход музея к современному искусству: ведя зрителей по пути самопознания (от бытовых светильников к божественному свету), авторы экспозиции обещают рассеять мрак сожаления и привести «к избавлению и спокойствию»
23.11.2023
Хорошо бродить по «Свету»: Новая Третьяковка обращается к метафизике
5
Антон Козлов: «Самое интересное — покупать своих современников»
В течение всего пяти лет «коллекционеру-вундеркинду» удалось сформировать превосходное собрание советского послевоенного и современного искусства. Сейчас Антон Козлов активно покупает молодых художников и мечтает продолжить коллекцию до 2057 года
09.11.2023
Антон Козлов: «Самое интересное — покупать своих современников»
6
Горизонт условный, а художник — настоящий: юбилейная выставка Эрика Булатова
В Нижнем Новгороде открылась выставка «Горизонт», приуроченная к недавнему 90-летию Эрика Булатова, классика отечественного искусства. Реализации проекта содействовали музеи, но его основа и ударная сила — произведения из частных коллекций
13.11.2023
Горизонт условный, а художник — настоящий: юбилейная выставка Эрика Булатова
7
В России появился фонд поддержки собирателей искусства
Фонд «Новые коллекционеры» основали авторитетные представители арт-сообщества. Эксперты помогут коллекционерам осознанно формировать и развивать собрания. В планах фонда — запустить Биеннале частных коллекций и создать большое хранилище искусства
02.11.2023
В России появился фонд поддержки собирателей искусства
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2023 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+