Кирпич попал в авангард общественной дискуссии

Конструктивистские жилые дома на Шаболовке. Фото: Юлия Серегина
Конструктивистские жилые дома на Шаболовке.
Фото: Юлия Серегина
№95, октябрь 2021
№95
Материал из газеты

Ожесточенная дискуссия вокруг ремонта комплекса конструктивистских домов на Шаболовке показала, что проблема покраски исторических зданий — наболевшая для Москвы

Закрашивать краской кирпичные фасады — старинная московская забава, а если серьезно — проблема строительно-реставрационного комплекса. По мнению архитектора и реставратора первой категории Сергея Конева, в России, в отличие от Европы, нет такой профессии — реставратор-каменщик. У нас покрашены даже знаковые сооружения вроде Московского Кремля, Новодевичьего и Донского монастырей — что уж говорить о зданиях XX века. Недавно жаркая дискуссия разгорелась по поводу нового цвета конструктивистских жилых домов на Шаболовке. Летом в ходе ремонта два дома радикально поменяли цвет на насыщенно-красный. Это не всем понравилось. Собак повесили на районного активиста, известного куратора выставок Александру Селиванову. Жительница Оксана Карлова призвала «стучаться во все двери»: «Историк архитектуры „по понятиям“ раскрасила за бюджетные деньги два дома из ансамбля памятника архитектуры, солгав повсюду, что это „исторические цвета фасадов“, набрав себе сторонников среди невежественных жителей». Ее поддержал в Facebook архитектор и художник, лауреат Премии TANR Юрий Аввакумов: «В Хавско-Шаболовском жилмассиве в рамках капремонта идет „авангардный“ эксперимент. Его проводит Александра Селиванова. Изначально кирпичные жилые дома красятся в „томатно-красный“ цвет… Проблема в том, что цвет этот к исторической правде, а в данном случае она должна играть первую роль, так как жилмассив — памятник архитектуры, отношения не имеет».

Все это удивительно. Александра Селиванова — кандидат архитектуры, главный куратор нашумевшей выставки про ВХУТЕМАС в Музее Москвы, создатель и руководитель Центра авангарда и куратор галереи «На Шаболовке», которые как раз и располагаются в легендарном конструктивистском квартале — Хавско-Шаболовском жилмассиве. Если и есть в Москве десять специалистов, которые всё-всё об этом квартале и его авторе, архитекторе Николае Травине (1898–1975), знают, то Александра точно в их числе. То, что жилмассив стал сегодня модным местом, где стремится купить квартиры творческая интеллигенция, — тоже во многом заслуга Селивановой. Она здесь родилась и последние десять лет живет. Но сколь бы ни был велик ее вклад в изучение и популяризацию конструктивизма, она не в состоянии единолично «руководить экспериментом» по покраске многоквартирных домов. Наша жизнь так бюрократически сложно устроена, что на любые действия властей, особенно по ремонту жилфонда, надо получать десятки разрешений и согласований. Так что выбор колера был решением коллективным. Хотя Александра процесс инициировала.

Покраска комплекса домов в красный цвет вызвала ожесточенную публичную дискуссию. Фото: Архив Александры Селивановой
Покраска комплекса домов в красный цвет вызвала ожесточенную публичную дискуссию.
Фото: Архив Александры Селивановой

В 1927 году Николай Травин, молодой выпускник ВХУТЕМАСа, со товарищи вы­играл конкурс на застройку экспериментального квартала. Сами дома были стандартными для своего времени, «фишка» состояла в том, что их поставили галочкой — под углом 45 градусов к сетке улиц. Дома были из красного кирпича, часть секций оштукатурена. Сохранилась цветовая раскладка самого Травина для одного корпуса. Специалисты насчитали до семи различных оттенков в его фасадах. Он полагал, что дома надо красить по-разному, чтобы жители легко ориентировались в квартале. Судя по черно-белым фотографиям 1930-х годов, жилмассив был стильно полихромным: открытая кирпичная кладка сочеталась с несколькими оттенками белой и охристой штукатурки. Но прошло почти 100 лет, дома неоднократно перестраивались, надстраивались, их давно красят в поросячий бежево-розовый цвет. И первоначальная идея состояла в том, чтобы вернуть жилмассиву исторический колер. В идеале — очистить кирпичную кладку, добавить, где надо цветную штукатурку, а также серым цветом (согласно Венецианской хартии) выделить места позднейших надстроек.

Покраска домов обсуждается как минимум пять лет, с 2016 года. Вначале — с архитекторами, реставраторами и заинтересованными жителями района, теми, кто сплотился вокруг открытого в 2014 году Центра авангарда. Потом подключилась муниципальный депутат Анна Десятова. Делегация ходила в Департамент культурного наследия города Москвы, показывала эскизы Травина, старые фотографии и слышала в ответ, что реставрация — процесс затратный и, может быть, она случится лет через 10–15. Последний раз представители района были у властей в феврале 2021 года. В департаменте им предложили самим собрать деньги на экспертизу, провести зондажи и определить первоначальные исторические цвета, сформировать пакет документов и после этого обещали рекомендовать ремонтникам придерживаться исторической гаммы.

Ярко-красный цвет стен стал компромиссом между желаниями и возможностями. Фото: Юлия Серегина
Ярко-красный цвет стен стал компромиссом между желаниями и возможностями.
Фото: Юлия Серегина

Ситуация резко изменилась в апреле, чему, возможно, содействовал ошеломительный успех дома Наркомфина. Шедевр конструктивизма после реставрации заблистал в первозданной красоте, и каждый московский район решил завести у себя объект в том же духе. В Хавско-Шаболовском жилмассиве как раз собирались ставить несколько домов на плановый ремонт. И власти сами позвонили в Центр авангарда: «Так что вы там говорили насчет цвета?»

Опираясь на эскиз Травина, для двух первых корпусов выбрали цвет Ral 3013 tomatenrot. Он не имитирует кирпич, так как, по словам Александры Селивановой, «имитация и подделка, „изображение материала“ противоречит идеологии и концепциям архитекторов авангарда». То, что получилось, далеко от идеала, но во много раз лучше цвета невинного детского тельца, доминирующего в жилмассиве. И это только начало: другие корпуса будут красить иначе, чтобы вернуть всему району полихромность. В одном из красных домов живет куратор Института «Стрелка» Антон Кальгаев, также участвовавший в обсуждении проекта. У него цвет возражений не вызывает.

Покраска домов обсуждается с 2016 года. Фото: Юлия Серегина
Покраска домов обсуждается с 2016 года.
Фото: Юлия Серегина

По-хорошему, фасады надо пескоструить или открывать кирпичную кладку другими щадящими способами. Но этих специфически реставрационных работ нет в смете обыкновенного планового ремонта. Ремонт — это поддержание объекта в надлежащем виде, а не возвращение первоначального облика.

По словам Александра Жданова из ГАУ «МосжилНИИпроект», осуществлявшего строительный контроль во время ремонта домов, пескоструй раз в десять дороже покраски. В то же время строители вели себя весьма деликатно, и те детали, которые можно было сохранить, например деревянные перила, они очищали от краски и оставляли на прежнем месте. То есть все стороны стремились сделать максимально хорошо в сложившихся обстоятельствах и при ограниченном бюджете.

И общественность, конечно, была в курсе. В 2017 году Центр авангарда проводил даже уличную выставку, представив у каждого дома стенды с вариантами покраски, близкой к исторической. «Невежественные жители» (среди них — архитекторы, историки, искусствоведы, дипломаты, преподаватели вузов) написали письмо в поддержку новой покраски: «Мы понимаем, что реставрационными приемами, в частности расчисткой кирпича при помощи пескоструя, без отселения жителей провести работы в рамках выделенного Фондом капитального ремонта (ФКП) бюджета невозможно… Тем не менее удалось найти компромиссы между возможностями ФКП и первоначальным проектом». 

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке. Спустя шесть лет после того, как мы опубликовали его впервые, он заметно обновился в нижней части. Ротации в верхней части списка мало. Зато рекорды теперь ставятся не только в Лондоне, но и в Москве
18.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+