Трое смелых: Лемпорт, Силис, Сидур. Легендарные скульпторы-шестидесятники, входившие в группу «ЛеСС», снова вместе

№35, июль-август 2015
№35
Материал из газеты

Впервые с 1956 года их работы показывают в одном пространстве на ретроспективе «Скульптуры, которых мы не видим» в московском Манеже

Николай Силис. Ипостаси.
Николай Силис. Ипостаси.

О скульпторах-шестидесятниках группы «ЛеСС» можно было сказать, пользуясь названием не столь давнего выставочного проекта, «невозможное сообщество». Действительно, очень трудно себе представить не только то, как могли ужиться в одной мастерской на протяжении 14 лет такие разные люди, как Лемпорт, Сидур и Силис (их инициалы и составили аббревиатуру), но и то, как вообще можно было работать в шесть рук со скульптурой.

Их сплотила и совместная учеба в Строгановке, куда после войны двое первых пришли из фронтовых госпиталей, а третий — со школьной скамьи, и вызов, брошенный публично сталинским бонзам от искусства. Спустя всего лишь год после смерти вождя выученики художественно-промышленного училища опубликовали в «Литературной газете» дерзкую статью Против монополизма в скульптуре. Она вызвала скандал, а затем дискуссию, но, по счастью, без репрессивных последствий для авторов — времена уже были не те. В борьбе с феодальными порядками советского художественного истеблишмента, когда заказы предоставлялись лишь лауреатам сталинских премий, молодые одержали победу. Правда, всего лишь символическую. Им стали давать заказы, но небольшие и не главные. Между тем протестантов решили и погладить — в 1956 году им устроили персональную выставку в Академии художеств. Для «ЛеССа» она оказалась первой и последней. Потом было лишь участие в коллективных экспозициях.

В целом же для «союза трех» 1950-е годы были временем выжидания и, что скрывать, некоторого конформизма: в переходном стиле от твердолобого «сталинского ампира» к более мягкому «маленковскому барокко» они создавали скульптуры и рельефы для строившегося здания МГУ на Ленинских горах и «сталинской высотки» в Варшаве — Дворца науки и культуры. Об их «подвальном нонконформизме» можно говорить лишь с начала 1960-х, да и то с некоторыми оговорками.

Вадим Сидур. Формула скорби
Вадим Сидур. Формула скорби

Тогда же дал трещину их творческий коллективизм, и они начали самоопределяться. Вадим Сидур (1924–1986) взял на себя миссию художника-трибуна, свидетеля свершившихся трагедий и провидца будущих. Оттого, вероятно, у него многие скульптуры напоминают надгробные памятники: Памятник погибшим от бомб; Памятник погибшим от насилия и так далее. Один из западных журналистов, спускавшихся в подвал-мастерскую Сидура, назвал его работы «трагическими иероглифами». Действительно, они походили на трехмерные идеограммы, понятные всем так же, как понятны дорожные указатели или знаки промграфики. Эта абсолютная внятность модернистского пластического языка Сидура (его еще называли «русским Генри Муром»), каким он говорил о насилии, о боли и о травмах, сделала его персоной нон грата в социалистическом искусстве (советская власть вообще стеснялась инвалидов войны и старалась их убрать куда подальше) и интересным собеседником для западного культурного мира. В ФРГ, например, к нему с большим вниманием относились такие гуманитарии, как профессор-славист Карл Аймермахер из Рурского университета в немецком городе Бохум. В самые застойные годы пять или шесть монументальных памятников Сидура были установлены на площадях Касселя, Дюссельдорфа, Оффенбурга и Западного Берлина. Но без присутствия автора: Сидур был «невыездным». Художник просто передавал своим зарубежным друзьям модели скульптур, а те на местах находили средства, чтобы сделать с них отливки в бронзе и в соответствующем масштабе. Сам же Сидур подрабатывал в Художественном комбинате да ваял надгробные памятники (они и посейчас стоят на Новодевичьем и в Переделкине). «Гроб-арт» середины 1970-х, эдакие монстры или останки инопланетян, собранные из металлолома и выложенные в ящики-«гробы», окончательно отрезал его от официальной выставочной жизни. Такой «арт» невозможно было выставлять в залах Союза художников. Эти ассамбляжи, по виду похожие на опусы нео­дадаизма, стало возможно увидеть лишь после смерти художника, в конце 1980-х, когда был образован Музей Сидура.

Владимир Лемпорт. Пастернак / Фото: Виктор Усков
Владимир Лемпорт. Пастернак /
Фото: Виктор Усков

Бывшие коллеги Сидура по «ЛеССу» Владимир Лемпорт (1922–2001) и Николай Силис (р. 1928) смогли продолжить сов­местную работу в одной мастерской. Уже в новой. В 1970-е годы о ней знали многие, поскольку ее интерьер фигурировал в таких образцовых мелодрамах той поры, как Любить человека и Москва, любовь моя, в которых, кстати не без расчета на зарубежную аудиторию, и демонстрировался современный и безобидный советский модернизм. И надо сказать, что фильмы не слишком врали: подвал Лемпорта и Силиса был своего рода клубом как для местной богемы, так и для заезжих арт-знаменитостей. Он был такой же достопримечательностью либеральной Москвы, как Театр на Таганке и выставочный зал на Малой Грузинской.

Монументальные работы у дуэта проходили с переменным успехом: им давали престижные заказы (например, оформление ресторана и кинотеатра на Калининском проспекте — теперь Новый Арбат), но потом уже сделанные барельефы срубали отбойными молотками. Их подкармливали заказами на оформление посольств СССР в Греции и в Нигерии, да еще домов культуры в Туркмении. Когда были трудности, за них как за современных художников заступались на худсоветах известные ученые, и потому абстрактный Соленоид удалось установить перед Институтом физики в Красноярске.

Николай Силис. Полусидящая
Николай Силис. Полусидящая

Остававшимся же после госзаказов временем художники распоряжались по-своему. Лемпорт оказался неординарным портретистом и как бы живописцем, лишь по воле случая ставшим скульптором. Портретист великих людей прошлого и своих современников, он казался создателем некоей ЖЗЛ в пластике, находя для каждой «модели» (Альберт Эйнштейн, Пабло Пикассо, Борис Пастернак, Франсуа Вийон и Булат Окуджава) особую фактуру и даже цвет.

Его противоположность — Силис — как-то сумел договориться с тогдашним декоративно-прикладным искусством, пытавшимся найти «современный стиль», который смог бы заменить слоников на сервантах на что-нибудь простое, пластмассовое и, главное, дешевое. У Силиса взяли для тиража его силуэтные, как лекала, обтекаемые, как у Арпа, скульптуры — Девушку на шаре; Конькобежцев; Женщину на пляже. Однако вся эта «экспериментальная» пластика, экспонировавшаяся в экспериментальных же интерьерах, так и осталась достоянием лишь выставочных стендов. Теперь эти вещицы, переведенные в бронзу, стали «советским антиквариатом». Получается, что лишь один из трех, вышедших из «ЛеССа», вышел к рынку.

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+