Париж с Алексеем Тархановым: Венера медицинская

Фото: Алексей Тарханов
Фото: Алексей Тарханов

«Все только говорят: вагина, вагина! Не так уж она похожа на вагину, — щебечут две пожилые дамы, идущие мне навстречу по версальской аллее. — По-моему, так это типичный член!».

Дамы обсуждают художественную выставку. В королевском парке Версаля открыта экспозиция англо-индийского художника Аниша Капура. Пять объектов, каждый изумителен. Но встречные дамы говорят о главном из них — огромной воронке из ржавого металла, установленной на оси Большого канала. Она жадно раскрыта со стороны дворцовой террасы и продолжается в стороны канала длинным закругленным на конце цилиндром.

Почему этот объект главный? Помимо центрального расположения, виновата в этом дурная слава. Официально Аниш Капур назвал свою работу Dirty Corner («Грязный угол»), но дал ей неофициальное название «Вагина королевы», после чего во Франции разгорелся бесконечный спор, допустимо ли «такое» в национальном музее.

Мысль о том, что художник мог просто изобрести свое сравнение в интервью журналистке (ну не о том подумал, бывает) никому не пришла в голову. На борьбу с «Вагиной» поднялись все — от мэра Версаля Франсуа де Мазьера до неизвестных хулиганов, обляпавших на рассвете работу Капура желтой краской из ведра.

Лучше всего, правда, об отношении к объекту Капура сказала присяжная телевизионная острячка Шарлин Ванхонакер, заметившая, во-первых, что художник, похоже, в глаза не видел то самое, о чем говорит, а во-вторых, удивившаяся избирательности французского народа (сама она не местная, из Бельгии): «Отрубить бабе голову — это пожалуйста, а показать ее вагину — это ни в коем случае».

В итоге выставка Капура едва не свелась к одному-единственному объекту. Увлекшись скандалом с Dirty Corner, критики очень мало внимания уделили остальным работам. К примеру, игре зеркал на главных террасах у дворца: большого выпуклого, в котором отражаются люди, и поменьше, вогнутого, в котором отражается небо. Чем славен Версаль? Зеркальной галереей. Так вот вам зеркальный зал на свежем воздухе. Oгромная полированная поверхность, извивающаяся по террасе дворца, мало того, что трансформирует архитектуру, то помещая ее фрагменты в садовый партер, то рисуя сад на версальском фасаде, — это еще и разговор о безумии музейных «селфи» и о том, что люди перестали видеть что-либо вокруг, кроме себя в музее. Шеренги фотографирующихся перед работой Капура превращают ее в кривое зеркало, которое показывает нам наш истинный рост и масштаб в соотношении с историей и архитектурой.

Фото: Алексей Тарханов
Фото: Алексей Тарханов

Ничуть не хуже вогнутое зеркало, обращенное к небу и отражающее движение облаков. Кажется, оно придумано специально для тех, кто думает, что экспрессионистская абстракция существует только в воображении художника. Благодаря Капуру солнце отражается в произведении «короля-солнца», а люди ходят под зеркалом и повторяются в нем самым обидным, мелким, муравьиным образом. Это особенно видно издалека, когда движение туристов в сверкающем стекле начинает напоминать мельтешение мошек над фонарем.

Dirty Corner лежит на главной оси, и ржавый металл его завален огромными камнями (сюда их привезли и разложили подъемными кранами) и раскрашенным песком. Железное чудовище как будто бы вылезло из-под земли, как напорные трубы, питающие версальские фонтаны.

За ним — вырытый Капуром у Большого канала искусственный водоворот с втягивающей воду воронкой. Водоворот времени, если искать каждому из объектов красивое название, или унитаз истории, если начать задираться. В водоворот времени зрители иногда роняют пластиковые стаканчики или пакеты — тогда время останавливается и к унитазу истории приезжают парковые сантехники. Они разматывают шланги и, судя по лексике, еще с большим жаром, чем старые дамы, обсуждают произведение Капура.

В боковой аллее спрятан огромный красно-черный куб посередине огромной поляны. Внутри него по цветным трубам текут солнечные лучи, он символ Версаля — черный ящик под солнцем, симметричный снаружи и запутанный и асимметричный в своих светящихся кишках.

Фото: Алексей Тарханов
Фото: Алексей Тарханов

Немногие доходят до последней работы, которую художник вынес из версальского парка в Зал для игры в мяч. Как мы помним, это место, где началась Великая французская революция. Депутаты Генеральных штатов, собравшись в спортивном зале, выступили против короля. Теперь это городской музей, одну из стен которого занимает реплика так и не написанного полотна Жака-Луи Давида «Клятва в зале для игры в мяч». А ровно напротив «Клятвы» расположена работа Капура Shooting into the Сorner (Стрельба в угол), где выстреленные из пушки в стену куски красного воска кажутся кусками разорванной революцией человеческой плоти. Действие, начавшееся на одной стене, продолжается на другой.

Капур, мне кажется, хотел написать инструкцию, как воспринимать его вещи, как писал методичку по показу Версаля его создатель Людовик XIV. Но пока что он поставил на нас эксперимент, продемонстрировав, как название меняет судьбу работы. Сравни Капур свое «происхождение мира» с граммофонным раструбом, на которое она более всего похожа, и добавь еще что-нибудь о желании услышать «голос веков», ему бы только аплодировали. Но разве пошли бы тогда на него смотреть и возмущаться вандалы, чиновники и почтенные старые дамы?

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+