Барт де Бар: «Все будет совсем иначе»

Куратор VI Московской биеннале современного искусства Барт де Бар рассказал нашим корреспондентам об изменениях, с которыми ему пришлось согласиться из-за смены места проведения и кураторского состава фестиваля

Барт де Бар. Фото: пресс-служба Московской Биеннале современного искусства
Барт де Бар.
Фото: пресс-служба Московской Биеннале современного искусства

Как вы отреагировали на смену места проведения биеннале? Повлияло ли это на ее содержание?

Безусловно, все будет совсем иначе. Первый проект, создававшийся для Манежа, более классический, был уже полностью готов и профинансирован. Половина экспозиции должна была связывать между собой художников XX века из России и других стран без поисков различий между ними. Например, Энди Уорхола мы хотели связать с Эриком Булатовым, а Илью Кабакова — с Йозефом Бойсом. Немного грустно, что теперь она не состоится. Конечно же, нельзя просто взять и перенести выставку из одного места в другое. Тем более что работы очень дорогие, для них нужны специальные условия. К тому же, Манеж расположен в самом центре города, а ВДНХ — это такое пространство, которое в сознании людей находится за пределами центра.

На самом деле между первым проектом и нынешним был еще второй сценарий, от которого тоже пришлось отказаться, он был схож с венецианской системой. Вообще москвичам стоит побывать в Венеции и посмотреть, как самый посещаемый туристами город продает свою биеннале: не «приезжайте в Венецию и заодно посмотрите нашу биеннале», а «приезжайте на биеннале, и заодно вы увидите самый прекрасный город на Земле». Весь город ею наполнен. Это же так просто.

Мы предполагали сделать что-то наподобие Джардини (сады Венецианской биеннале, где располагаются национальные павильоны. — TANR) и пригласили невероятно профессиональных и в то же время изобретательных кураторов Дефне Айас и Николауса Шафхаузена. Оба занимают действительно важное место в Западной Европе и имеют выдающийся профессиональный опыт. Дефне, например, специализируется на перформансе, она один из кураторов биеннале Performa в Нью-Йорке. Шафхаузен же дважды курировал немецкий павильон на Венецианской биеннале. Еще мы пригласили к участию российский кураторский коллектив Unbound (Безудержные).

Но потом выяснилось, что все эти прекрасные павильоны, которые до последнего времени были испорчены дурацкими магазинчиками, находятся в процессе реставрации и являются памятниками архитектуры, что влекло за собой необходимость внутренней застройки и финансовые сложности, связанные с нашими не безграничными ресурсами. И мы задали себе вопрос: что в таких обстоятельствах стоит делать? И решили представить проект в центральном павильоне, месте символическом. Еще мы приняли решение, что в условиях финансовых ограничений будем инвестировать средства не в транспортировку и страховку произведений искусства, а в приглашение в Москву участников биеннале. Нам интересно, что получится в таких новых обстоятельствах. Ты оказываешься в условиях, заставляющих обратиться к основным вопросам. Что такое неотъемлемые способности искусства? Искусство — это эмбрион. Мы доходим до эмбриона — начала жизни. Что мы сможем сотворить из этого эмбриона? Что искусство сможет сделать?

Вы упомянули других кураторов. Вы сами выбирали их или это сделали организаторы?

Когда выяснилось, что условия проведения биеннале изменились, я был вынужден остановиться, но, осознавая важность биеннале, я не отказался ее курировать, а предложил пригласить еще кураторов. Такие вопросы, конечно же, решают организаторы. Они решили и то, что биеннале пройдет на ВДНХ.

А как распределяются роли в вашем коллективе?

Изначально мы не были коллективом, и каждый делал свой проект. Как в древнегреческом гражданском обществе — каждый старался переиграть другого ради общего блага. Но сейчас мы работаем вместе. Возможно, мы слишком знамениты, чтобы нам приходилось доказывать, чего каждый из нас стоит.

Как сильно поменялась концепция биеннале с осени и что она представляет собой сейчас?

Есть три разных сценария для трех различных пространств. Один из них связан с поиском решения проблем, с поиском пути к тому, что может не иметь особого значения, потому что это довольно авантюрная затея. У нас нет возможности ответить всем ожиданиям, нам придется делать выбор. В нынешнем сценарии за десять дней случится много всего, но главное, что это будет опыт. Это беспрецедентное предложение для большой аудитории. Будет множество работ разных художников. Мы попросили их оглянуться вокруг и отразить в искусстве то, что они увидят. Будут фотографии, отражающие взгляд художника. Будут перформансы. Мы пригласили выдающихся современных спикеров. Люди чувствуют, что нам действительно интересно то, о чем они думают. Например, у нас есть шанс задать вопросы Саскии Сассен (американский социолог и экономист, занимается исследованиями в области глобализации, миграции и урбанистики. — TANR). Ожидается также экономист Янис Варуфакис, министр финансов Греции, который был редактором в журнале WdW Review.

А по какому принципу вы выбирали художников?

Они нас заинтересовали. И мы подумали, что так или иначе эта необычная платформа может заинтересовать их.

Никто не отказался из-за политики?

Отказался Никита Кадан. Прекрасный молодой сложный художник из Киева, мне очень нравятся его работы. Он участвовал в создании украинского павильона в Венеции. Он посчитал, что в данной ситуации не сможет ответить со всей комплексностью, которая и является нашей задачей. Я понимаю и уважаю его отказ. У каждого свой путь.


Подробнее о VI Московской биеннале современного искусства читайте в новом номере газеты.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Что такое народное творчество сегодня, как проявляются представления о красоте в бытовой жизни, что превращает наивные поделки в настоящие произведения искусства — на эти вопросы пытается ответить проект «Эстетика бриколажа» в Музее ДПИ
01.08.2022
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+