Мыло, шоколад и экскременты — как сберечь материалы

№34, июнь 2015
№34
Материал из газеты

Кураторы и реставраторы объединяют усилия в борьбе с трудностями хранения произведений современного искусства, созданных из хрупких и необычных материалов. Нужно ли бороться с инициативами современных художников?

Эксперты обмениваются идеями о том, как лучше работать с произведениями искусства, при создании которых были использованы такие
Эксперты обмениваются идеями о том, как лучше работать с произведениями искусства, при создании которых были использованы такие

Экскременты, мыло, шоколад, растения, кровь, волосы, лампочки, горючее, дым, животные и косметика — гигиенической и медицинской продукции здесь больше, чем в аптеках: с начала ХХ века художники исследуют беспрецедентно широкий круг материалов и технологий.

Причем многие из них никогда не испытывались на долговечность.

Кураторы и реставраторы США провели цикл семинаров, чтобы установить более эффективную коммуникацию с современными художниками с целью выяснить и задокументировать методы их работы, используемые ими материалы и то, каким они видят будущее своих произведений.

Тон дискуссии задала Керри Нир, архивариус и руководитель выставочных проектов в Институте современного искусства Майами, изучившая артефакты, созданные с использованием злаковых хлопьев и зубной пасты: «Я не знаю, что сделать, чтобы зубная паста не высохла. Продолжаем ли мы экспонировать такое произведение в процессе его разложения? Допускаем ли мы, чтобы это произошло, или предпринимаем что-то?»

Реставратор Гвинн Райан, специалист по консервации скульптуры в Музее и саду скульптур Хиршхорна в Вашингтоне, считает, что всякое обсуждение с художниками не полно, если оно не затрагивает вопросы «намерений и мотивов, побудивших их к созданию той или иной работы».

Рут дель Фрисно Гиллем, специалист по консервации в корпоративной коллекции, говорит, что по меньшей мере один художник, произведение которого она реставрировала, впоследствии обращался к ней за советами. Но, рассказывая авторам о хрупкости некоторых материалов, реставраторы рискуют негативно повлиять на их творчество. «Этим вы мешаете полету фантазии», — предостерегает она.

Растин Левенсон, президент фирмы ArtCare, вспомнил разговор с Виллемом де Кунингом об одной из его картин, которой на тот момент было 30 лет, а она так и не высохла до конца. Он спросил художника, почему картина по-прежнему липкая. В ответ тот немного замялся и пробормотал: «Возможно, дело в майонезе». По воспоминаниям реставратора, смущенный де Кунинг добавил: «Это как если бы я сшил костюм, а у него бы отвалился рукав». Но Левенсон вовсе не хотел, чтобы тот работал как-то иначе. «Если он добился этого замечательного цвета при помощи майонеза, то мне не хотелось бы, чтобы он менялся», — сказал он. (Проведенное позднее научное исследование показало, что майонез художник не использовал.)

Возможно, кураторы и относятся трепетно к своим контактам с художниками, однако Джон Лукавич, помощник куратора отдела искусства коренных народов Америки в Художественном музее Денвера, утверждает, что сегодня их институция поощряет работу «рука об руку» с реставраторами. По его словам, теперь он с большей вероятностью подключит реставратора к разговорам с художниками.

Но как документировать такие беседы? Райан говорит, что обдумывает возможность использовать свой видеоархив в качестве одного из элементов просветительской деятельности и работы в соцсетях, на что, ей, правда, возражают: уши и записная книжка — лучшие средства для того, чья цель — объективность. Райан описала попытку втянуть подкованного в сфере технологий художника Христо в разговор о его работе. Она обнаружила, что с того момента, как была включена камера, «Христо стало совершенно невозможно увести в сторону от [его] сценария». По ее мнению, это была «упущенная возможность». Джилл Стерретт, президент VoCA и директор по коллекциям и реставрации Музея современного искусства Сан-Франциско, обратил особое внимание на достоинства «многоголосой записи», поскольку художники и ассистенты могут запомнить вещи по-разному. 

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+