Филиалы Гуггенхайма и Лувра в Абу-Даби распределили сферы влияния

В ОАЭ приучают публику к прекрасному загодя: здесь проходят выставки еще не открывшихся музеев

Выставка Seeing through Light
Выставка Seeing through Light

Перспективы музеев Абу-Даби проясняются все больше. Коллекция будущего Музея Гуггенхайма в Абу-Даби начнется с предметов искусства 1960-х годов — если судить по выставке, которая прошла в музее в начале 2015 года и по которой можно составить общее представление о его приобретениях.

Мари-Клод Бо, отвечающая в филиале Лувра в Абу-Даби за расширение коллекции современного искусства, выбирает для музея работы со всего мира — от эпохи импрессионизма до 1960-х годов. Прежде она была директором Фонда Cartier, где ее коллегой был Жан Нувель (теперь, кстати, назначенный архитектором Лувра в Абу-Даби), а в настоящее время возглавляет Новый национальный музей Монако.

Справка

Выставка Seeing through Light — работы художников, приобретенные филиалом Музея Гуггенхайма в Абу-Даби: Гада Амер, Анжела Буллок, Сон Дон, Монир Шахруди Фарманфармаян, Самия Халаби, Shirazeh Houshiary, Хассан Хан, Y. Z. Kami, Бхарти Кер, Рашид Кораичи, Рафаэль Лозано-Хеммер, Хайнц Мак, Отто Пайне, Кейт Сонньер, Дуглас Уилер. Из нью-йоркского музея на время предоставили работы Дэна Флавина и Ларри Белла.

Портрет Абдуллы Адама из серии Стражи (Alef Group of 8) (2014) кисти Аделя Курайши. Это последний представитель рода абиссинских евнухов, которые со времен Османской империи были хранителями ключей от гробницы пророка Мухаммеда. На Abu Dhabi Art серию картин привезла галерея London’s Park.

Еще…

Только что завершилась выставка Seeing through Light еще не открывшегося Музея Гуггенхайма на острове Саадият: она отражала тему света в различных образах и ассоциациях — от физического до интеллектуального, от спиритуального до научного. Великолепная идея: действительно, уже пора начинать знакомить публику с Гуггенхаймом; кроме того, свет смотрится очень зрелищно и является образующим элементом, стержнем выставки, благодаря чему легче сравнивать художников друг с другом — просто взяв за основу средство выражения. Вообще, свет — феномен, понятный в любой культуре и не требующий для интерпретации знания истории искусства XX века. К примеру, индийского охранника настолько поразила таинственно светящаяся панель Дуга Уиллера на фоне белых стен и пола, что он советовал всем проходящим обратить на нее внимание, а от бесконечной зеркальной комнаты с разноцветными шариками Яёи Кусамы приходили в восторг посетители всех возрастов. В этом мире слепящего солнца и острых как нож теней свет становится невероятно выразительным. «Образ, который я отчетливо помню с самого детства, — игра света и теней на пальмовых листьях», — признался коллекционер и предприниматель из ОАЭ Саиф аль-Хаджери в ходе открытой дискуссии на арт-ярмарке в Абу-Даби в ноябре.

Для другого ценителя искусства, министра здравоохранения ОАЭ Абдул Рахмана аль-Оваиса, самое раннее детское воспоминание — лазурь неба и моря. «Не считая этой синевы, мы жили в бесцветном, сером мире — не было ничего, не говоря уже об искусстве», — вздыхает он.

Удивительная скорость

Однако скорость, с которой в ОАЭ стало развиваться арт-сообщество, пусть и небольшое и сильно ориентированное вовнутрь, просто поражает. В ноябре прошлого года в выставке Abu Dhabi Art участвовало 50 галерей; кстати, все собрались в выставочном комплексе «Манарат», в то время как расположенный рядом павильон Всемирной выставки, сверху напоминающий песчаную дюну, где проходило множество мероприятий годом ранее, был закрыт и выглядел заброшенным.

Все сошлись на том, что ярмарка только выиграла от того, что все участники выставлялись вместе, а дилеры довольно потирали руки, подсчитывая прибыль и не скрывая своего торжества от взглядов многочисленных зевак, пришедших скорее поглазеть, чем купить. Авторитетная нью-йоркская галерея Acquavella вернулась после нескольких лет отсутствия, став единственной, кто привез старую добрую классику: Дега, Писсарро из Лувра, Пикассо и отличную работу Макса Эрнста 1927 года. Дэвид Цвирнер тоже немного прогадал, сделав ставку исключительно на американский минимализм, рассчитанный скорее на Музей Гуггенхайма в Абу-Даби, чем на вкус местных коллекционеров. Лондонская галерея Lisson привезла изящные мраморные скульптуры Аниша Капура. Некоторые галереи, например Thaddaeus-Ropac из Зальцбурга, представили несколько местных художников с западными, но Abu Dhabi Art, как и Art Dubai, начинает ориентироваться на искусство стран Ближнего Востока и Северной Африки с небольшими вкраплениями виртуозных корейских работ. Здесь 6- или 7-значные суммы тратят кураторы будущих музеев либо члены правящих семей, в то время как «простые смертные» готовы выложить за работу в среднем $100 тыс. Одним из самых примечательных, в хорошем смысле этого слова, был стенд галереи Agial из Бейрута, где заманчиво переплетались невероятные геометрические узоры ливанского затворника, художника и писателя Джебрана Тарази, мастера маркетри, мозаики по дереву. В своем эссе о роли искусства в современном арабском мире он написал: «Нет будущего, нет спасения для тех народов, что отреклись от своей культуры в погоне за глобализацией и универсальностью», — высказывание, справедливое для Abu Dhabi Art. Работа Тарази была приобретена как раз членом правящей семьи.

Новое общественное пространство

Также в ноябре в Абу-Даби открылось еще одно выставочное пространство — в филиале Нью-Йоркского университета; его возглавляет постоянный куратор Мэй Эллисон из Род-Айлендской школы дизайна. Называется первая выставка On Site (На месте), и здесь представлены работы двух художников из ОАЭ Эптизама Абдулазиза и Мохамеда Ахмеда Ибрагима, палестинца Тарека аль-Гуссейна, египтянина Басима Магди, пакистанца Рашида Рана и американки Мэри Темпл. Университет таким образом отмечает свое присутствие на ранее почти не обитаемом острове, который превратился в культурно-образовательный центр всего за семь лет. Произведения искусства тоже локальны: от изящной груды медной породы, завернутой в медную же проволоку Мохамедом Ибрагимом, который начал работать с природными материалами родных ОАЭ задолго до того, как узнал про Ричарда Лонга или Йозефа Бойса, до причудливой комнаты Рашида Рана — снаружи она напоминает скульптурный куб Сола Ле Витта, а внутри с помощью фотополотен, увеличенных до пикселов, воссоздана копия зала в Тейт Модерн со стенами, дверями и камерами слежения.

Бюджет возрастет

Флер Пеллерен, французский министр культуры, встретившись с заместителем директора Лувра в Абу-Даби Эрве Барбаре, пообещала оказывать будущему музею поддержку. За год в коллекцию было вложено €50 млн, но в администрации дали понять, что к открытию, запланированному на декабрь 2015 года, еще больше увеличат фонды. Чтобы закончить в срок, число занятых в строительстве музея увеличили с 5 тыс. до 7 тыс. человек, а ажурный купол шириной 180 м, который Нувель называет «дождем из света», будет водружен на место в ближайшее время, под ним расположится еще два перфорированных слоя, так что солнечные блики будут танцевать в интерьерах музея в течение дня, наполняя нитями света пространство подобно кружащим знойным днем под пальмами бликам в прохладе оазиса.

Самое читаемое:
1
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке
19.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
4
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
Правило трех “D” — death, divorce, debt (смерть, развод, долги) — хорошо известно и участникам, и аналитикам арт-рынка. Как правило, одно из этих обстоятельств, а иногда и их совокупность заставляют коллекционеров расставаться с шедеврами
21.10.2021
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
Всего в Санкт-Петербург привезли больше 60 работ художника из собрания фонда «Гала — Сальвадор Дали». Среди них знаменитая «Галарина», которая не покидала стен Театра-музея в Фигерасе с момента смерти Дали
13.10.2021
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+