О памятнике будет достаточно заявить

№29, декабрь 2014
№29
Материал из газеты

Президент РФ 23 октября подписал закон, меняющий порядок постановки исторических памятников на охрану и само содержание охраны. Эксперты считают, что изменения к лучшему

Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Стачка» 1924 год
Кадр из фильма С. Эйзенштейна «Стачка» 1924 год

Это даже не самостоятельный новый закон, а поправки к старому № 73-ФЗ, который никто не отменял. Документ так и называется: О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия…» и отдельные законодательные акты. Речь идет не о рядовых поправках, которые в тот или иной закон вносятся регулярно, а о фундаментальном труде законотворцев объемом 400 страниц.

Поправки выглядят внушительнее первоисточника, но ведь и история их длинна. Первый вариант этого опуса, по смыслу ровно противоположный нынешнему, возник пять лет назад и немедленно был принят в первом чтении Госдумой. Шум, поднятый экспертами и градозащитниками, вынудил власти отправить законопроект на доработку, которая тоже шла непросто; в процессе обсуждения предприимчивые депутаты вбрасывали все новые понятия, такие, например, как «реконструкция памятника». Дебаты, митинги и пикеты оказались небесполезны — обновленный закон, скорее, радует и вселяет надежду. Движение «Архнадзор» даже выпустило на эту тему специальное сообщение, в котором проанализировало и разъяснило положения нового закона.

Впервые в законе, в частности, прописана формулировка «территории объекта». Раньше эти слова лишь упоминались, и трактовать их можно было как угодно. Причем территория отныне присваивается и вновь выявленным, еще не включенным в реестр, памятникам. Изменилась и сама процедура выявления памятников: теперь и частное лицо, и юридическое может рекомендовать поставить объект на охрану без проведения историко-культурной экспертизы. До сего момента в Москве, например, практиковали обратное, что делало почти нереальным включение заявленного объекта в реестр.

«Это самый сложный момент, — объясняет Рустам Рахматуллин, писатель, москвовед и сооснователь общественного движения «Архнадзор». — В старом законе было сказано, что заявленный памятник — это не тот, по которому надо провести экспертизу, а тот, по которому экспертиза уже проведена. Таким образом, граждане и организации вынуждены были сами заказывать экспертизу, это блокировало массовую работу по выявлению памятников. В действительности возможность заявлять объект на охрану без экспертизы была и раньше, но формулировка допускала вольное толкование. Теперь сказано четко, что объект, обладающий признаками памятника, — это такой, по которому достаточно заявления. Причем если раньше предполагалось, что экспертизу должен был заказать и оплатить заявитель, то теперь можно здесь рассчитывать на государство».

Поправки делают обязательной публикацию на сайтах органов охраны памятников и актов экспертизы, и актов об утверждении охранных обязательств, которые, в свою очередь, тоже будут заключаться иначе. Это больше не предмет договора государства и домовладельца. Как сказано в сообщении «Архнадзора», «государство диктует обязательства, а не обсуждает их».

Одна из важнейших поправок, которой долго сопротивлялись, касается многоквартирных домов-памятников: теперь не только жители должны их охранять, бремя ответственности распределено между жителями, ТСЖ и государством.

Наконец, новый закон дает льготы тем, кто восстанавливает памятники из руин. И это прекрасно. Но, хотя слово «реконструкция» применительно к объектам охраны изъято из закона, будем надеяться навсегда, параметры памятников все-таки могут меняться. Нет, не надстраиваться. «Реставратор может обнаружить засыпанный подвал, — объясняют в «Архнадзоре», — или снять поздний этаж. Важно не допустить злоупотребления этой формулировкой».

Помимо уже перечисленных преимуществ закона, он устанавливает принципиально новый вид ответственности — «за уничтожение предмета охраны исторических поселений». Речь идет о рядовой, но старой застройке, формирующей аутентичную среду. На фоне массовых сносов последних месяцев в Москве эта поправка кажется едва ли не самой важной. Может быть, торопились успеть, пока поправки не начали действовать? Печально, что в новой редакции закона так и не даны определения «предмета охраны» и «регенерации исторической среды». И хотя появилась отдельная статья, устанавливающая ответственность за соблюдение охранных обязательств и для владельцев памятников, и для арендаторов, мы-то знаем, что главное в этой статье, как и во многих других, — их соблюдать.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+