18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

О памятнике будет достаточно заявить

№29
Материал из газеты

Президент РФ 23 октября подписал закон, меняющий порядок постановки исторических памятников на охрану и само содержание охраны. Эксперты считают, что изменения к лучшему

Это даже не самостоятельный новый закон, а поправки к старому № 73-ФЗ, который никто не отменял. Документ так и называется: О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия…» и отдельные законодательные акты. Речь идет не о рядовых поправках, которые в тот или иной закон вносятся регулярно, а о фундаментальном труде законотворцев объемом 400 страниц.

Поправки выглядят внушительнее первоисточника, но ведь и история их длинна. Первый вариант этого опуса, по смыслу ровно противоположный нынешнему, возник пять лет назад и немедленно был принят в первом чтении Госдумой. Шум, поднятый экспертами и градозащитниками, вынудил власти отправить законопроект на доработку, которая тоже шла непросто; в процессе обсуждения предприимчивые депутаты вбрасывали все новые понятия, такие, например, как «реконструкция памятника». Дебаты, митинги и пикеты оказались небесполезны — обновленный закон, скорее, радует и вселяет надежду. Движение «Архнадзор» даже выпустило на эту тему специальное сообщение, в котором проанализировало и разъяснило положения нового закона.

Впервые в законе, в частности, прописана формулировка «территории объекта». Раньше эти слова лишь упоминались, и трактовать их можно было как угодно. Причем территория отныне присваивается и вновь выявленным, еще не включенным в реестр, памятникам. Изменилась и сама процедура выявления памятников: теперь и частное лицо, и юридическое может рекомендовать поставить объект на охрану без проведения историко-культурной экспертизы. До сего момента в Москве, например, практиковали обратное, что делало почти нереальным включение заявленного объекта в реестр.

«Это самый сложный момент, — объясняет Рустам Рахматуллин, писатель, москвовед и сооснователь общественного движения «Архнадзор». — В старом законе было сказано, что заявленный памятник — это не тот, по которому надо провести экспертизу, а тот, по которому экспертиза уже проведена. Таким образом, граждане и организации вынуждены были сами заказывать экспертизу, это блокировало массовую работу по выявлению памятников. В действительности возможность заявлять объект на охрану без экспертизы была и раньше, но формулировка допускала вольное толкование. Теперь сказано четко, что объект, обладающий признаками памятника, — это такой, по которому достаточно заявления. Причем если раньше предполагалось, что экспертизу должен был заказать и оплатить заявитель, то теперь можно здесь рассчитывать на государство».

Поправки делают обязательной публикацию на сайтах органов охраны памятников и актов экспертизы, и актов об утверждении охранных обязательств, которые, в свою очередь, тоже будут заключаться иначе. Это больше не предмет договора государства и домовладельца. Как сказано в сообщении «Архнадзора», «государство диктует обязательства, а не обсуждает их».

Одна из важнейших поправок, которой долго сопротивлялись, касается многоквартирных домов-памятников: теперь не только жители должны их охранять, бремя ответственности распределено между жителями, ТСЖ и государством.

Наконец, новый закон дает льготы тем, кто восстанавливает памятники из руин. И это прекрасно. Но, хотя слово «реконструкция» применительно к объектам охраны изъято из закона, будем надеяться навсегда, параметры памятников все-таки могут меняться. Нет, не надстраиваться. «Реставратор может обнаружить засыпанный подвал, — объясняют в «Архнадзоре», — или снять поздний этаж. Важно не допустить злоупотребления этой формулировкой».

Помимо уже перечисленных преимуществ закона, он устанавливает принципиально новый вид ответственности — «за уничтожение предмета охраны исторических поселений». Речь идет о рядовой, но старой застройке, формирующей аутентичную среду. На фоне массовых сносов последних месяцев в Москве эта поправка кажется едва ли не самой важной. Может быть, торопились успеть, пока поправки не начали действовать? Печально, что в новой редакции закона так и не даны определения «предмета охраны» и «регенерации исторической среды». И хотя появилась отдельная статья, устанавливающая ответственность за соблюдение охранных обязательств и для владельцев памятников, и для арендаторов, мы-то знаем, что главное в этой статье, как и во многих других, — их соблюдать.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+