Место под солнцем на важнейших ярмарках стоит больших нервов

№29, декабрь 2014
№29
Материал из газеты

Кто и почему наделен правом выбора, кому участвовать в ярмарке, а кому нет

В мире полно ярмарок с менее строгими условиями участия, да только они не столь желанны для галерей
В мире полно ярмарок с менее строгими условиями участия, да только они не столь желанны для галерей

Cезон ярмарок в разгаре, и вопрос, как обеспечить себе стенд на самых престижных, становится предметом тщательнейшего рассмотрения. Члены отборочных комитетов — как правило, те же дилеры, — в деле такого выбора, по мнению некоторых их коллег, наделены слишком широкими полномочиями.

«Крайне трудно выбирать, когда за столь ограниченное число мест соперничает так много галерей. Не всегда галереи находятся в условиях, позволяющих им действовать по отношению друг к другу объективно», — говорит эдинбургский дилер Ричард Инглеби, заявка которого на Frieze London в этом году была отклонена (его галерея участвовала в Art Basel в Гонконге и в Майами, в 2013 и 2014 годах соответственно). Ранее в этом году дилер современного искусства Эрик Дюпон направил директору парижской ярмарки FIAC Дженнифер Флей открытое письмо, где сообщал, что многие галереи вытесняются с ярмарок в пользу «так называемых международных галерей с финансовым влиянием или модными дилерами». Дюпон, который прежде на FIAC выставлялся, получает отказы на протяжении последних пяти лет. Однако комитет, куда входят авторитетнейшие дилеры Саймон Ли и Кристоф ван де Веге, отстаивает свою правоту.

Как-либо воздействовать на отборочные комитеты трудно. Известно, что многие ярмарки нанимают высококлассных кураторов для организации параллельных программ. Например, бразильский куратор Адриано Педроса заведует секцией Spotlight на Frieze Masters; при этом он не попал в состав отборочного комитета ярмарки, включающего восемь дилеров, среди которых такие известные фигуры, как Иван Вирт и Сэм Фогг. А Катерина Грегос, независимый куратор бельгийского павильона на Венецианской биеннале 2015 года, в прошлом году стала арт-директором ярмарки Art Brussels. Как обычно бывает в таких случаях, ее задачей было «подготовить художественную программу», но сверх того Грегос настояла на том, чтобы ее включили и в отборочный комитет. Она признает, что это «не общепринятое» поведение, но утверждает, что своим участием вносит в комитет «более объективный взгляд».

Грегос предпочитает работать в команде, включающей специалистов разного профиля, в том числе дилеров, поскольку понятно же, что «галеристы знают свой сектор лучше всех». С ней соглашается Даррен Флук, сооснователь молодой нью-йоркской ярмарки Independent (в начале ноября в галерейном комплексе Center548 во второй раз прошел ее осенний вариант — менее ярмарочный, более выставочный, под названием Independent Projects). «В профессиональном художественном мире не беспристрастны ни художники, ни кураторы, ни кто-либо другой. Дилеры хотя бы склонны понимать позицию других дилеров», — говорит он. У Independent, работающей по более гибкой системе, отборочного комитета нет. «Составлять список возможных участников нам помогает Мэттью Хиггс, директор некоммерческого пространства White Columns», — рассказывает Флук.

Вне зависимости от того, кто входит в состав отборочных комитетов крупнейших ярмарок, финальные списки галерей-участниц становятся предметом жарких споров, вплоть до обвинений в потенциальном отстаивании личных интересов. Могут ли дилеры в составе отборочного комитета отклонить кандидатуру участника, представляющего тех же художников, что и они? Инглеби говорит, что «это возможно» — правда, добавляет, что «ровно с таким же успехом галеристы, представляющие одних и тех же художников, могут быть союзниками и действовать в интересах друг друга». Флук, работавший в отборочных комитетах FIAC, туринской Artissima и Art Cologne, склоняется к мнению, что в итоге побеждают, скорее, профессионализм, строгость и прозрачность. И даже Дюпон говорит, что, в общем-то, по-прежнему «верит в честность» отборочных комитетов.

В этом году количество заявок на участие в главных ярмарках снова превысило число мест: Art Basel в Швейцарии получила 900 заявок на приблизительно 300 мест; на 162 места на Frieze London было подано около 500 заявок; FIAC пришлось отобрать 191 дилера из 741 кандидата. Кстати, подавая заявку на участие в любой крупной ярмарке, галерея обязана заплатить вступительный взнос (до £500) вне зависимости от того, будет ли ответ положительным.
Среди критериев отбора на Art Basel 2015 года — «качество и энергичность деятельности галереи в целом», участие галереи в Art Basel и других международных ярмарках в прошлом и «конкурс на участие в ярмарке среди галерей того же профиля». Члены отборочного комитета, состав которого ежегодно определяется заново, встречаются с не имеющим права голоса высшим руководством Art Basel, в том числе с директором ярмарки Марком Шпиглером. «Функция директора заключается в том, чтобы помочь комитету определиться со стратегией отбора. Галеристы смотрят на конкретные досье, а мы помогаем им держать в голове основные стратегические пункты и учитывать те сигналы, которые они посылают художественному миру», — говорит Шпиглер. «В конечном счете все упирается в то, сознательно ли объективен отборочный комитет или все же занимается протекционизмом», — заключает Грегос.

Исключение из состава участников ярмарки может нанести репутации галереи серьезный урон, утверждает лондонский дилер Джон Мартин, в 2007 году бывший сооснователем ярмарки Art Dubai. «Для современной галереи попасть на Art Basel — очень большое достижение и, наоборот, вылететь с нее — крайне дискредитирующее событие; это дает управляющим ярмарки огромную власть, которой они не заслуживают… В конце концов, это всего лишь выставка-продажа — думаю, галереи способны оценить этот факт и его последствия с куда большей ясностью, чем организаторы», — считает он. «Я активно против этой идеи, — заявляет директор Шпиглер, имея в виду всякое вмешательство в чисто ярмарочную кухню. — Галереи крайне редко исключаются из основного сектора Art Basel без предупреждения… И даже после этого я трачу часы и дни на то, чтобы помочь галеристу правильно составить досье для участия в следующем году».

Впрочем, он признает: «Нам приходится освобождать место, исключая галереи, которые сбавили темп». Текучесть контингента на Art Basel ежегодно составляет 5%, или примерно 12 новых галерей из общего числа где-то в 230 галерей в основном разделе ярмарки. Но тут же Шпиглер добавляет: «За пять лет это может составить до 25% всех участников — что, в общем, представляется мне правильным ритмом обновления».

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+