Место под солнцем на важнейших ярмарках стоит больших нервов

№29, декабрь 2014
№29
Материал из газеты

Кто и почему наделен правом выбора, кому участвовать в ярмарке, а кому нет

В мире полно ярмарок с менее строгими условиями участия, да только они не столь желанны для галерей
В мире полно ярмарок с менее строгими условиями участия, да только они не столь желанны для галерей

Cезон ярмарок в разгаре, и вопрос, как обеспечить себе стенд на самых престижных, становится предметом тщательнейшего рассмотрения. Члены отборочных комитетов — как правило, те же дилеры, — в деле такого выбора, по мнению некоторых их коллег, наделены слишком широкими полномочиями.

«Крайне трудно выбирать, когда за столь ограниченное число мест соперничает так много галерей. Не всегда галереи находятся в условиях, позволяющих им действовать по отношению друг к другу объективно», — говорит эдинбургский дилер Ричард Инглеби, заявка которого на Frieze London в этом году была отклонена (его галерея участвовала в Art Basel в Гонконге и в Майами, в 2013 и 2014 годах соответственно). Ранее в этом году дилер современного искусства Эрик Дюпон направил директору парижской ярмарки FIAC Дженнифер Флей открытое письмо, где сообщал, что многие галереи вытесняются с ярмарок в пользу «так называемых международных галерей с финансовым влиянием или модными дилерами». Дюпон, который прежде на FIAC выставлялся, получает отказы на протяжении последних пяти лет. Однако комитет, куда входят авторитетнейшие дилеры Саймон Ли и Кристоф ван де Веге, отстаивает свою правоту.

Как-либо воздействовать на отборочные комитеты трудно. Известно, что многие ярмарки нанимают высококлассных кураторов для организации параллельных программ. Например, бразильский куратор Адриано Педроса заведует секцией Spotlight на Frieze Masters; при этом он не попал в состав отборочного комитета ярмарки, включающего восемь дилеров, среди которых такие известные фигуры, как Иван Вирт и Сэм Фогг. А Катерина Грегос, независимый куратор бельгийского павильона на Венецианской биеннале 2015 года, в прошлом году стала арт-директором ярмарки Art Brussels. Как обычно бывает в таких случаях, ее задачей было «подготовить художественную программу», но сверх того Грегос настояла на том, чтобы ее включили и в отборочный комитет. Она признает, что это «не общепринятое» поведение, но утверждает, что своим участием вносит в комитет «более объективный взгляд».

Грегос предпочитает работать в команде, включающей специалистов разного профиля, в том числе дилеров, поскольку понятно же, что «галеристы знают свой сектор лучше всех». С ней соглашается Даррен Флук, сооснователь молодой нью-йоркской ярмарки Independent (в начале ноября в галерейном комплексе Center548 во второй раз прошел ее осенний вариант — менее ярмарочный, более выставочный, под названием Independent Projects). «В профессиональном художественном мире не беспристрастны ни художники, ни кураторы, ни кто-либо другой. Дилеры хотя бы склонны понимать позицию других дилеров», — говорит он. У Independent, работающей по более гибкой системе, отборочного комитета нет. «Составлять список возможных участников нам помогает Мэттью Хиггс, директор некоммерческого пространства White Columns», — рассказывает Флук.

Вне зависимости от того, кто входит в состав отборочных комитетов крупнейших ярмарок, финальные списки галерей-участниц становятся предметом жарких споров, вплоть до обвинений в потенциальном отстаивании личных интересов. Могут ли дилеры в составе отборочного комитета отклонить кандидатуру участника, представляющего тех же художников, что и они? Инглеби говорит, что «это возможно» — правда, добавляет, что «ровно с таким же успехом галеристы, представляющие одних и тех же художников, могут быть союзниками и действовать в интересах друг друга». Флук, работавший в отборочных комитетах FIAC, туринской Artissima и Art Cologne, склоняется к мнению, что в итоге побеждают, скорее, профессионализм, строгость и прозрачность. И даже Дюпон говорит, что, в общем-то, по-прежнему «верит в честность» отборочных комитетов.

В этом году количество заявок на участие в главных ярмарках снова превысило число мест: Art Basel в Швейцарии получила 900 заявок на приблизительно 300 мест; на 162 места на Frieze London было подано около 500 заявок; FIAC пришлось отобрать 191 дилера из 741 кандидата. Кстати, подавая заявку на участие в любой крупной ярмарке, галерея обязана заплатить вступительный взнос (до £500) вне зависимости от того, будет ли ответ положительным.
Среди критериев отбора на Art Basel 2015 года — «качество и энергичность деятельности галереи в целом», участие галереи в Art Basel и других международных ярмарках в прошлом и «конкурс на участие в ярмарке среди галерей того же профиля». Члены отборочного комитета, состав которого ежегодно определяется заново, встречаются с не имеющим права голоса высшим руководством Art Basel, в том числе с директором ярмарки Марком Шпиглером. «Функция директора заключается в том, чтобы помочь комитету определиться со стратегией отбора. Галеристы смотрят на конкретные досье, а мы помогаем им держать в голове основные стратегические пункты и учитывать те сигналы, которые они посылают художественному миру», — говорит Шпиглер. «В конечном счете все упирается в то, сознательно ли объективен отборочный комитет или все же занимается протекционизмом», — заключает Грегос.

Исключение из состава участников ярмарки может нанести репутации галереи серьезный урон, утверждает лондонский дилер Джон Мартин, в 2007 году бывший сооснователем ярмарки Art Dubai. «Для современной галереи попасть на Art Basel — очень большое достижение и, наоборот, вылететь с нее — крайне дискредитирующее событие; это дает управляющим ярмарки огромную власть, которой они не заслуживают… В конце концов, это всего лишь выставка-продажа — думаю, галереи способны оценить этот факт и его последствия с куда большей ясностью, чем организаторы», — считает он. «Я активно против этой идеи, — заявляет директор Шпиглер, имея в виду всякое вмешательство в чисто ярмарочную кухню. — Галереи крайне редко исключаются из основного сектора Art Basel без предупреждения… И даже после этого я трачу часы и дни на то, чтобы помочь галеристу правильно составить досье для участия в следующем году».

Впрочем, он признает: «Нам приходится освобождать место, исключая галереи, которые сбавили темп». Текучесть контингента на Art Basel ежегодно составляет 5%, или примерно 12 новых галерей из общего числа где-то в 230 галерей в основном разделе ярмарки. Но тут же Шпиглер добавляет: «За пять лет это может составить до 25% всех участников — что, в общем, представляется мне правильным ритмом обновления».

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
В свой юбилейный год московский музей реконструирует еще одно крыло Бахметьевского гаража и устроит выставки крупнейших художников, в том числе Рембрандта и Клюна
02.09.2021
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+