The Art Newspaper Russia
Поиск

Из прошлого взяли не всех

Депрессивный официоз и жизнерадостный андерграунд сошлись на выставке в Третьяковской галерее, чтобы вызвать споры

Выставка «Ненавсегда. 1968–1985» в Новой Третьяковке спровоцировала многословную фейсбучную дискуссию среди художников, принадлежавших в советские времена к искусству неофициальному. Обсуждение работы кураторской группы «Ненавсегда» во главе с Кириллом Светляковым, решившей показать официальное и неофициальное искусство застойного времени не в противостоянии, а в единстве основных тем, быстро перешло к решению вечных вопросов: что такое искусство, нужно ли показывать плохое искусство в музее ради верности правде жизни, может ли быть выставка аполитичной? И вообще, почему нет Ильи Глазунова, одного из главных героев застоя?

Плохим искусством оказалось искусство официальное, работы профессиональных художников, членов творческих союзов. Но у них нашлись поклонники и защитники, добавившие эмоций в дискуссию. Рецензии на выставку вышли в нескольких изданиях, и среди авторов тоже не наблюдалось единства мнений.

Я не буду ни с кем полемизировать, называть имена и приводить цитаты, просто потому что не знаю, как надо делать музейные выставки и выстраивать постоянные экспозиции. Только поделюсь впечатлениями о том, как я «коммуницировала» с застойным искусством.

Споры о «Ненавсегда» были ожидаемы: прошло не так много времени, чтобы о брежневских годах можно было бы рассуждать отстраненно. Многие помнят, как было «на самом деле», что в жизни художники, объединенные выставкой, знать друг друга не хотели. Так что, возможно, время их объединения еще не пришло, и «Ненавсегда», как и предшествовавшая ей выставка «Оттепель», показанная в Третьяковке три года назад, была вызвана прежде всего потребностью галереи актуализировать свои фонды. Что, на мой взгляд, задача, вполне достойная решения. Тем более что в постоянной экспозиции семидесятников и восьмидесятников за авангардом и современным искусством как-то недосуг рассмотреть, да и желания, признаюсь, не было. А на «Ненавсегда» желания нет рассматривать искусство неофициальное, много раз уже за последние три десятилетия виденное, давно взявшее реванш за когда-то подпольную жизнь. Зато интересно вглядеться в живопись, скульптуру и графику брежневских времен, в эти традиционные и даже числящиеся консервативными медиа.

Во вступлении к каталогу выставки директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова написала, что экспозиция не разделяет искусство на официальное и неофициальное, «поскольку интеллектуальная жизнь в обеих сферах была чрезвычайно интенсивная». Вот это интеллектуальное напряжение — размышления над жизнью, задачами и сущностью искусства — видится мне в лучших застойных работах «Ненавсегда». Ну а не в лучших оно имитируется.

Если искусство сталинских времен было программно оптимистичным, то искусство брежневских лет (Светляков считает его постмодернистским) преимущественно печальное, даже депрессивное, и красный цвет в картине Виктора Попкова «Хороший человек была бабка Анисья» не от мира сего. Даже в первом зале экспозиции, посвященном официозу, нет ничего жизнеутверждающего. В том числе и в двух портретах Брежнева кисти Таира Салахова: один — формальное живописное упражнение, другой — почти насмешка, будем считать, что неосознанная.

Так ли было на самом деле или кураторский выбор такой, но кажется, что ни то что энтузиазма — жизненных сил нет ни у героев картин, ни у их авторов. Причем печалятся они не о жизни вовсе, а о самой живописи, которая не может уже догнать свое великое прошлое. От этого в картинах так много цитат из классики. Значит ли это, что живопись эпохи застоя плохая? По мне — нет, если считать, что художника «должно судить по законам, им самим над собою признанным». Что хотели сказать, то и сказали — о времени и о себе. И их понимаешь безо всяких специальных пояснений. Разве это не достоинство?

Зато энергии в достатке в работах подпольщиков — там и сарказм, и насмешка, и изобретательность. Официально не признанные при застое станут главными и единственными героями в следующие десятилетия и на следующей выставке в Третьяковке. Она, надо думать, будет про перестройку и 1990-е, про время перемен, пустившееся галопом после длительного простоя. Вот на ней будет весело.

Материалы по теме
Просмотры: 1728
Популярные материалы
1
Русский музей открыл грандиозную выставку в честь 125-летия
Выставка посвящена всем тем, кто передал в дар произведения искусства. Среди них русский царь, советский ученый и шоколадный магнат.
29 июля 2020
2
ФБР расследует деятельность «фабрики подделок» американских художников
Фальсификаторы паразитировали на живописцах средней ценовой категории и долго не привлекали внимания.
27 июля 2020
3
Картины без масла
Выставка в зале графики Третьяковской галереи «Предчувствуя ХХ век. Васнецов, Репин, Серов, Ге, Врубель, Борисов-Мусатов» — попытка выбрать из огромного наследия русских классиков и хрестоматийное, и неизвестное.
29 июля 2020
4
Участников челленджа Музея Гетти увековечили в книге
Карантинные фотопародии по мотивам известных произведений из соцсетей перекочевали в специальное издание.
28 июля 2020
5
Самые древние фрески в Венеции и Венецианской лагуне обнаружены на Торчелло
В базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчелло в ходе реставрации специалисты нашли фрагменты фресок IX–X столетий, заложенных еще в Средневековье.
30 июля 2020
6
Василий Кузнецов: «Можем принимать произведения хоть из Орсе»
Директор музея «Новый Иерусалим», отмечающего 100-летие, рассказал о его сегодняшней стратегии и тактике.
31 июля 2020
7
Во Франции нашли место, изображенное на последней картине ван Гога
Благодаря старинной открытке установлено точное место, где Винсент ван Гог написал свое последнее произведение «Корни деревьев» всего за несколько часов до самоубийства.
29 июля 2020
8
Вредители атакуют музеи Британии
Пустота в закрытых на карантин музеях превратила их в курорты для насекомых-вредителей. Внесло свой вклад и потепление климата.
27 июля 2020
9
Небольшой автопортрет Рембрандта установил 16-миллионный рекорд
Это автопортрет художника, появившийся на публичном аукционе впервые за многие годы.
29 июля 2020
10
Умер историк искусства, заново открывший миру футуризм
В возрасте 92 лет ушел из жизни Маурицио Кальвези — последний из больших итальянских историков искусства ХХ века.
29 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru