The Art Newspaper Russia
Поиск

Метаморфозы бесстрашной бабочки

Натуралистка и художница Мария Сибилла Мериан — женщина, отвоевавшая себе место в мужском мире и сделавшая состояние на коллекции насекомых

Сразу две вышедшие в прошлом году книги посвящены немецкой художнице и энтомологу Марии Сибилле Мериан (1647–1717). Это неудивительно, ведь Мериан — одна из самых выдающихся личностей в истории науки. Женщина в мире мужчин, она уже в 13 лет изучала гусениц, а у отца и отчима училась рисовать. Увлечение гусеницами заставило ее даже отправиться в джунгли Суринама, где Мериан собрала бесценную коллекцию насекомых. Благодаря этому занятию она обрела влиятельных друзей и состояние, в конце жизни обосновавшись в Амстердаме вместе с двумя дочерьми, тоже ставшими художницами.

Мериан опубликовала пять прекрасных книг о цветах и метаморфозах бабочек в те времена, когда большинство людей полагали, что бабочки появляются из разлагающихся гусениц. Но прогрессисткой она не стала: отстаивая интересы женщин в искусстве и науке, Мериан защищала главным образом себя. В течение пяти лет она жила в радикальной религиозной общине лабадистов (французских пиетистов), испытывавших большую неприязнь к независимым женщинам, а в Суринаме использовала труд рабов.

Несмотря на то что обычно она работала на бумаге, ее фирменным знаком считаются акварели на прозрачном пергаменте, придающем особый блеск цветам и насекомым. Мериан разработала новый способ их изображения, используя стоп-кадр и запечатлевая разные фазы развития. Интересуясь симбиозом растительного и животного мира, она зарисовывала растения, которыми питались и на которых жили насекомые, причем насекомые на ее рисунках всегда представали в натуральную величину, а размер растений иногда уменьшался, чтобы поместиться на странице. В книге Карин Грабовски этот микрокосмический мир назван «экосистемой», он поразительно живой, подобен миниатюрной исторической картине. К тому же Мериан не была чужда эстетика — порой она превращала некрасивые растения в более привлекательные для зрителей. Книга Грабовски начинается с живо написанной биографии художницы. В дополнение к ней полностью опубликовано собрание из 124 подготовительных акварелей, которые были приобретены Петром I и хранятся сейчас в Академии наук в Санкт-Петербурге. Есть там и другие картины и гравюры. Кроме того, в монографии Грабовски впервые последовательно отделены произведения матери от работ ее дочерей Йоханны Хелены и Доротеи Марии. Неудивительно, что эта монография уже считается главным справочным изданием по творчеству Мериан. Единственное замечание к ней — иллюстрации сделаны с факсимильного издания 1974 года, поэтому яркие краски оригиналов Мериан выглядят потускневшими, а детали, которые с таким трудом разглядела Грабовски, размыты.

Впрочем, восполнить упущенное можно, обратившись к каталогу выставки, прошедшей в Берлинском гравюрном кабинете. Он называется Maria Sibylla Merian und die Tradition des Blumenbildes von der Renaissance bis zur Romantik («Мария Сибилла Мериан и традиция изображения цветов от эпохи Возрождения до периода романтизма»), творчество художницы рассматривается здесь в широком контексте. Возможно, даже слишком широком: при наличии 13 авторов изданию явно не хватает связности исследования Грабовски. Мериан посвящены лишь четыре главы. В других же исследуются самые разные темы — от позднесредневековых религиозных книг, благодаря которым возникла традиция изображения растений, новаторских картин на тему природы Альбрехта Дюрера и Мартина Шонгауэра до влияния гербариев на немецкий романтический пейзаж. Мы видим, какое воздействие на творчество Мериан оказал основатель школы натюрморта Георг Флегель, учитель ее отчима, а также художник Георг Хофнагель, чьи работы она копировала еще девочкой. Две замечательные главы посвящены книгам о растениях, заказчиками которых были именитые коллекционеры, стремившиеся увековечить свои сады. В первой из них — монументальном труде Базиля Беслера Hortus Eystettensis («Сад в Айхштетте», 1613) — содержатся вручную раскрашенные гравюры растений из сада князя-епископа Айхштетта. Во второй, под названием Nassau-Idstein Florilegium («Нассау-Идштайнский каталог цветов», 1650–1660-е), Иоганном Вальтером по заказу Иоганна фон Нассау на пергаменте изображены растения из уникального сада  в замке Идштайн близ Франкфурта. В обеих книгах есть живость и острота наблюдения Мериан, но нет ее научного подхода. После этого каталога мы иначе смотрим на ее творчество, распознавая условности, которым она следовала и которые преодолевала.

Стоит упомянуть, что работы Мериан представлены еще в одной книге, вышедшей в прошлом году. В Visual Voyages («Визуальные путешествия») собраны изображения 150 картин, гравюр, книг и предметов. Эти иллюстрации демонстрируют, как европейцы, коренное население обеих Америк и люди, ассимилировавшиеся в Новом Свете, изображали тамошнюю природу. Хронологический охват — от Колумба до Дарвина. Две акварели Мериан из Королевской коллекции смотрятся здесь поистине великолепно. 

Просмотры: 1116
Популярные материалы
1
Музей может обидеть каждый
Обсуждение проблемы нелегальных экскурсий прошло в Третьяковке вяло, но скандал в соцсетях должен на нем закончиться. Невозможно больше скандалить.
16 июля 2018
2
Венецианскую живопись от Тьеполо до Каналетто и Гварди покажут в ГМИИ им. А.С. Пушкина
Выставка станет первым опытом равнозначного совмещения русской коллекции и итальянской.
19 июля 2018
3
Айке Шмидт: «Уффици изначально был задуман как универсальный музей»
Директор Галереи Уффици Айке Шмидт, первый иностранец на этом посту, рассказывает о внедренных им в легендарный музей новшествах и о том противодействии, которое они встречают.
16 июля 2018
4
Полторы комнаты Бродского превращаются в полторы квартиры
Сделан решительный шаг на пути создания музея Иосифа Бродского: выкуплена квартира, соседняя с мемориальной, что дает возможность открыть музей.
18 июля 2018
5
Дмитрий Цаплин: скульптор, не вписавшийся в эпоху
Дмитрий Цаплин имел больший успех в Европе, чем в СССР, а в наши дни его наследие стало жертвой криминала. После долгих мытарств уцелевшие работы оказались в Третьяковской галерее. Вопрос — надолго ли?
18 июля 2018
6
Фабрицио Плесси: «Я обладаю чувством потока, я текучий, подвижный, толерантный, открытый»
79-летний пионер медиаарта Фабрицио Плесси, выставки которого открыты сейчас в Москве, в ГМИИ им. Пушкина, и в Венеции, может позволить себе критиковать и старое, и современное искусство. Подробности — в интервью TANR
17 июля 2018
7
Десять часовен на острове
Ватикан на 16-й Архитектурной биеннале в Венеции выступил рачительным заказчиком и реализовал проекты архитекторов.
19 июля 2018
8
Искусство, которое заводится ключом
Осенью на Солянке для широкой публики откроется новый частный музей музыкальных инструментов и антикварных редкостей «Собрание», представляющий коллекцию бизнесмена и мецената Давида Якобашвили.
19 июля 2018
9
Музеи Кремля отправят в Лондон «Военное» яйцо Фаберже с сюрпризом
Проект «Последний царь: кровь и революция», посвященный 100-летию со дня расстрела российской императорской семьи, представит лондонский Музей науки.
17 июля 2018
10
Биеннале современного искусства в квадрате
Четыре биеннале современного искусства нынешнего лета позволяют совершить кругосветное путешествие: Рига - Палермо - Берлин - Лос-Анджелес.
16 июля 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru