The Art Newspaper Russia
Поиск

Леонид Бажанов: «Я не вижу для себя возможности работать в таком климате»

По словам Леонида Бажанова, в ноябре закрывается выставочный зал ГЦСИ на Зоологической улице и отменена выставка «Измеряемое время: польский перформанс 1967–1989». Мы спросили у основателя и художественного руководителя ГЦСИ, что еще ждет центр в будущем

В ноябре Государственный центр современного искусства ждет неприятное событие: закрывается выставочный зал в здании на Зоологической улице, где центр живет уже больше десяти лет — с 2005 года. Одновременно с этим сорвалась запланированная на ноябрь выставка «Измеряемое время: польский перформанс 1967–1989», которую ГЦСИ анонсировал еще год назад. И то и другое стало следствием слияния ГЦСИ и музейно-выставочного центра РОСИЗО в мае этого года. Объединенную структуру возглавил директор РОСИЗО Сергей Перов. Мы обратились за комментарием в пресс-службу РОСИЗО и получили такой ответ: «Руководство РОСИЗО не комментирует слухи о собственной деятельности. О любых изменениях в структуре РОСИЗО, а также о судьбе проектов ГЦСИ мы сообщим в ноябре 2016 года. Также просим вас обратить внимание на то, что любые заявления о работе РОСИЗО, сделанные не руководством организации, не будут соответствовать действительности и могут ввести в заблуждение ваших читателей». Тем не менее, The Art Newspaper поговорила с основателем и художественным руководителем ГЦСИ Леонидом Бажановым о том, что ждет центр в будущем.

Как вы думаете, почему ГЦСИ присоединили к РОСИЗО?

Я думаю, у присоединения ГЦСИ к РОСИЗО есть сразу несколько причин. Недовольство Министерства культуры нашей деятельностью: для него современное искусство — это нечто сомнительное и нуждающееся в тотальном регулировании. С другой стороны, стало понятно, что мы большая организация, которая собирается строить новое здание в Москве и имеет широкую сеть филиалов, которая будет только расширяться. Это привлекательная материальная и коммерческая составляющая. На наших филиалах это, конечно, тоже скажется: меняется сама структура организации работы. Моя позиция художественного директора, например, аннулируется, поскольку это якобы не принято. Вместо это предлагается позиция советника руководителя, что, конечно, почетно, но на протяжении последнего времени — с конца мая — моих советов никто ни разу не спросил. Мне присылают на согласование проекты, в которых надо только проставить галочки и сделать вид, что ты их согласовал. Это тоже интересно, но, на мой взгляд, это разрушение многолетнего проекта строительства центра современного искусства, именно центра, а не музея, музей — только его часть.

Что в будущем ждет сам ГЦСИ?

Относительно будущего ГЦСИ гадать нечего: РОСИЗО — это организация технического характера, не имеющая опыта работы с современным искусством, во всяком случае на уровне аналитики и инициирования творческих проектов. Как она будет управлять своим подразделением ГЦСИ, неясно, видимо, он растворится, а сотрудники будут обслуживать заказные проекты извне. В РОСИЗО мечтают о блокбастерах — и ничего плохого в них нет, — но это не единственный формат продвижения искусства. Принципиально важно, в отсутствие развитой системы образования в сфере современного искусства, предпринимать усилия в этой области, в области исследовательских программ. Надо будет искать какие-то новые формы работы, во всяком случае для себя я не вижу возможности работать в таком климате, и, думаю, многие мои коллеги тоже будут искать новую работу.

Чем собираетесь заниматься в дальнейшем?

Я постараюсь использовать структуры негосударственных институций — общественные художественные фонды — и продолжу вести личную творческую деятельность. Возможно, создается впечатление, что мы, сотрудники, эти все изменения пассивно принимаем, но это не так: мы писали письма президенту, министру культуры, Сергею Перову. Реакция на первое письмо была унизительной: письмо спустили некоему чиновнику, который ответил, что все в порядке и реорганизация не затрагивает творческую деятельность — на самом деле, конечно, очень затрагивает, все финансовые и технические инструменты находятся в руках нового руководства. На какую-то эффективную реакцию не рассчитываю, это объясняется многими причинами, позиция неуважения министра культуры к нашему коллективу здесь сказывается: когда он совершал революционный переворот в институте искусствознания на Козицком, он все же там появлялся — у нас нет. Кроме того, наше сообщество, к сожалению, очень раздроблено, и это, кстати, тема наших исследований в центре, которые, я надеюсь, мы будем продолжать — социология современных культурных сообществ чрезвычайно важна для понимания художественных процессов в России. Что мы можем сделать, мы делаем.

Вы стояли у истоков ГЦСИ. Как центр задумывался изначально, и как на него влияют действия нынешнего руководства?

Изначально мы приняли модель Помпиду — занялись актуализацией работы с художественным процессом, а не с музеефикацией художественных произведений, хотя принимали во внимание и другие. Я думаю, что разрушать такой опыт — преступление: мы соответствовали профессиональному уровню, знали современное искусство и изучали его на практике начиная с московского и питерского андерграунда конца 1960-х и до середины 1980-х и официального существования — сначала негосударственных объединений и центров, а потом и в структуре государственных институций. Это, конечно, не грозит катастрофой современному искусству, сейчас много структур муниципальных и общественных: есть фонды V-A-C, «Екатерина», Stella Art Foundation, IN ARTIBUS, которые замечательно работают.

Как, по-вашему, необходимо дальше работать с современным искусством в России?

Я думаю, что с перечисленными выше институциями и надо будет работать, чтобы поддерживать российских художников. Например, дар российского искусства Центру Помпиду — это прекрасный жест, способствующий продвижению русского искусства на международном уровне, но, мне кажется, что таких инициатив должно быть больше здесь, на месте: развивать и учить людей нужно в России — на Западе и без нас неплохо справляются.

Материалы по теме
Просмотры: 26615
Популярные материалы
1
Пятикратное воспевание ВХУТЕМАСа в Москве
Представляем пять выставок в музеях и галереях о классиках советского дизайна.
26 февраля 2021
2
Билл Виола: медленно, серьезно, возвышенно
Выставка «Билл Виола. Путешествие души» в Пушкинском состоит из работ 2000–2014 годов. Но художник начал работать с видео гораздо раньше, когда мало кто предполагал, что техническая новинка пригодна для серьезного искусства. Виола доказал это.
01 марта 2021
3
Охта станет центром истории и туризма
На Охтинском мысе в Санкт-Петербурге планируют создать музей-заповедник.
25 февраля 2021
4
Ревизия умений: Жостово, Павловский Посад, Дулево, Гусь-Хрустальный, Федоскино
Новую ценность приобретают поездки из Москвы на один-два дня. Главное — определиться с целью. Таким магнитом могут стать, например, народные ремесла. В России сохранилось порядка 50 ремесел, и 60% из них сосредоточены в Подмосковном регионе.
26 февраля 2021
5
Отблеск гения на кончике носа
В произведениях великих мастеров значимым может оказаться буквально что угодно. Почему бы и носу не быть важнейшей деталью? Как у Рембрандта, например.
26 февраля 2021
6
С ростом онлайн-продаж растет и конкуренция
Теперь молодому поколению покупателей приходится конкурировать на онлайн-рынке с более опытными (и богатыми) коллекционерами.
25 февраля 2021
7
Арт-объекты из неона попали под новые регламенты
Художники, работающие с неоном, с сентября 2021 года будут по факту нарушать новые, строгие регламенты освещения, вступающие в силу в странах ЕС.
25 февраля 2021
8
Русское деревянное — и не обязательно бедное
Эскапизм нынче в моде, так что хотя бы поэтому книга Николая Малинина о современных домах из дерева вполне может стать бестселлером.
26 февраля 2021
9
Ввозить и вывозить: границы после Brexit
Переходный период по выходу Великобритании из ЕС завершился. Арт-дилеры, аукционисты и перевозчики рассуждают, как это отразится на покупателях искусства из разных стран.
01 марта 2021
10
Мунк оказался самокритичным
Благодаря инфракрасному сканированию удалось установить, что фраза «Такое мог нарисовать только сумасшедший» на полотне «Крик» написана почерком художника.
01 марта 2021
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru