The Art Newspaper Russia
Поиск

Леонид Бажанов: «Я не вижу для себя возможности работать в таком климате»

По словам Леонида Бажанова, в ноябре закрывается выставочный зал ГЦСИ на Зоологической улице и отменена выставка «Измеряемое время: польский перформанс 1967–1989». Мы спросили у основателя и художественного руководителя ГЦСИ, что еще ждет центр в будущем

В ноябре Государственный центр современного искусства ждет неприятное событие: закрывается выставочный зал в здании на Зоологической улице, где центр живет уже больше десяти лет — с 2005 года. Одновременно с этим сорвалась запланированная на ноябрь выставка «Измеряемое время: польский перформанс 1967–1989», которую ГЦСИ анонсировал еще год назад. И то и другое стало следствием слияния ГЦСИ и музейно-выставочного центра РОСИЗО в мае этого года. Объединенную структуру возглавил директор РОСИЗО Сергей Перов. Мы обратились за комментарием в пресс-службу РОСИЗО и получили такой ответ: «Руководство РОСИЗО не комментирует слухи о собственной деятельности. О любых изменениях в структуре РОСИЗО, а также о судьбе проектов ГЦСИ мы сообщим в ноябре 2016 года. Также просим вас обратить внимание на то, что любые заявления о работе РОСИЗО, сделанные не руководством организации, не будут соответствовать действительности и могут ввести в заблуждение ваших читателей». Тем не менее, The Art Newspaper поговорила с основателем и художественным руководителем ГЦСИ Леонидом Бажановым о том, что ждет центр в будущем.

Как вы думаете, почему ГЦСИ присоединили к РОСИЗО?

Я думаю, у присоединения ГЦСИ к РОСИЗО есть сразу несколько причин. Недовольство Министерства культуры нашей деятельностью: для него современное искусство — это нечто сомнительное и нуждающееся в тотальном регулировании. С другой стороны, стало понятно, что мы большая организация, которая собирается строить новое здание в Москве и имеет широкую сеть филиалов, которая будет только расширяться. Это привлекательная материальная и коммерческая составляющая. На наших филиалах это, конечно, тоже скажется: меняется сама структура организации работы. Моя позиция художественного директора, например, аннулируется, поскольку это якобы не принято. Вместо это предлагается позиция советника руководителя, что, конечно, почетно, но на протяжении последнего времени — с конца мая — моих советов никто ни разу не спросил. Мне присылают на согласование проекты, в которых надо только проставить галочки и сделать вид, что ты их согласовал. Это тоже интересно, но, на мой взгляд, это разрушение многолетнего проекта строительства центра современного искусства, именно центра, а не музея, музей — только его часть.

Что в будущем ждет сам ГЦСИ?

Относительно будущего ГЦСИ гадать нечего: РОСИЗО — это организация технического характера, не имеющая опыта работы с современным искусством, во всяком случае на уровне аналитики и инициирования творческих проектов. Как она будет управлять своим подразделением ГЦСИ, неясно, видимо, он растворится, а сотрудники будут обслуживать заказные проекты извне. В РОСИЗО мечтают о блокбастерах — и ничего плохого в них нет, — но это не единственный формат продвижения искусства. Принципиально важно, в отсутствие развитой системы образования в сфере современного искусства, предпринимать усилия в этой области, в области исследовательских программ. Надо будет искать какие-то новые формы работы, во всяком случае для себя я не вижу возможности работать в таком климате, и, думаю, многие мои коллеги тоже будут искать новую работу.

Чем собираетесь заниматься в дальнейшем?

Я постараюсь использовать структуры негосударственных институций — общественные художественные фонды — и продолжу вести личную творческую деятельность. Возможно, создается впечатление, что мы, сотрудники, эти все изменения пассивно принимаем, но это не так: мы писали письма президенту, министру культуры, Сергею Перову. Реакция на первое письмо была унизительной: письмо спустили некоему чиновнику, который ответил, что все в порядке и реорганизация не затрагивает творческую деятельность — на самом деле, конечно, очень затрагивает, все финансовые и технические инструменты находятся в руках нового руководства. На какую-то эффективную реакцию не рассчитываю, это объясняется многими причинами, позиция неуважения министра культуры к нашему коллективу здесь сказывается: когда он совершал революционный переворот в институте искусствознания на Козицком, он все же там появлялся — у нас нет. Кроме того, наше сообщество, к сожалению, очень раздроблено, и это, кстати, тема наших исследований в центре, которые, я надеюсь, мы будем продолжать — социология современных культурных сообществ чрезвычайно важна для понимания художественных процессов в России. Что мы можем сделать, мы делаем.

Вы стояли у истоков ГЦСИ. Как центр задумывался изначально, и как на него влияют действия нынешнего руководства?

Изначально мы приняли модель Помпиду — занялись актуализацией работы с художественным процессом, а не с музеефикацией художественных произведений, хотя принимали во внимание и другие. Я думаю, что разрушать такой опыт — преступление: мы соответствовали профессиональному уровню, знали современное искусство и изучали его на практике начиная с московского и питерского андерграунда конца 1960-х и до середины 1980-х и официального существования — сначала негосударственных объединений и центров, а потом и в структуре государственных институций. Это, конечно, не грозит катастрофой современному искусству, сейчас много структур муниципальных и общественных: есть фонды V-A-C, «Екатерина», Stella Art Foundation, IN ARTIBUS, которые замечательно работают.

Как, по-вашему, необходимо дальше работать с современным искусством в России?

Я думаю, что с перечисленными выше институциями и надо будет работать, чтобы поддерживать российских художников. Например, дар российского искусства Центру Помпиду — это прекрасный жест, способствующий продвижению русского искусства на международном уровне, но, мне кажется, что таких инициатив должно быть больше здесь, на месте: развивать и учить людей нужно в России — на Западе и без нас неплохо справляются.

Материалы по теме
Просмотры: 21640
Популярные материалы
1
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
2
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
3
Осень ветхосоветского модернизма
Спасением монументального наследия позднесоветского времени занимаются в основном градозащитники и отдельные энтузиасты.
15 октября 2018
4
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
5
Куратор выставки «Пикассо & Хохлова» Алексей Петухов: «Это очень пронзительная, трагическая и человечная история»
О тайнах семейного сундука, русских письмах, непростых отношениях и появившихся в результате шедеврах рассказал куратор экспозиции в ГМИИ им. А.С.Пушкина, которая откроется 21 ноября.
16 октября 2018
6
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
7
Мельниковский гараж Госплана отреставрируют
Мосгорнаследие обещает привести в порядок здание-фару на Авиамоторной, собственник которого получил миллионные штрафы за незаконные работы.
17 октября 2018
8
Скандальной скульптуре Джеффа Кунса все-таки нашли место в Париже
Несмотря на протесты парижан, гигантская инсталляция «Букет тюльпанов» в начале 2019 года будет установлена в сквере около Пти-пале. Американский художник подарил скульптуру Парижу в память о жертвах терактов в ноябре 2015 года.
15 октября 2018
9
Российский антикварный салон пройдет в ЦДХ в последний раз
С осени 2019 года старейшая антикварная ярмарка будет проходить в Гостином Дворе.
16 октября 2018
10
Музей Виктории и Альберта открыл собственный центр фотографии
Центр станет одним из немногих мест, где можно будет увидеть раннюю фотографию рядом с современной
12 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru