Панегирик революции в британском искусстве, совершенной Дэмиеном Херстом и компанией

№52, апрель 2017
№52
Материал из газеты

История группы YBA богата анекдотами, но обделена критическим анализом. Видимо, время полноценной истории молодого английского искусства конца 1980-х — начала 1990-х еще не пришло

Трейси Эмин. «Но я никогда не перестану любить тебя». 2002. COURTESY OF TRACEY EMIN STUDIO
Трейси Эмин. «Но я никогда не перестану любить тебя». 2002. COURTESY OF TRACEY EMIN STUDIO

Кто помнит художественную сцену Лондона конца 1980-х — начала 1990-х, на того книга Элизабет Фуллертон произведет впечатление открывшейся дыры во времени — настолько скрупулезно представлено восхождение к вершинам славы тех, чье появление автор определяет как «революцию в британском искусстве». Притом внимание уделяется не только ведущим фигурам Young British Artists («Молодые британские художники») — Дэмиену Херсту, Трейси Эмин, Саре Лукас, но и массе второстепенных имен из этого поколения, тоже когда-то бывших на устах и давным-давно канувших в безвестность.

Хорошее чтиво (содержание Artrage! зиждется главным образом на разно­образных байках и сплетнях, выуженных в ходе многочасовых интервью), книга эта, однако, страдает тем недостатком, что после нее такое ощущение, будто прошедшие 25–30 лет не отразились на этих людях ну никак. Утверждать на голубом глазу, будто YBA «все те же львы» и есть еще порох в пороховницах, — сегодня это вряд ли возможно. Разу­меется, кое-кто вроде Лукас и братьев Чепмен по-прежнему преуспевает. Но вот Херст или Эмин для молодого поколения лондонских художников стали нерукопожатными, они олицетворяют собой искусство раздутое и пустое, с одними только самовлюбленными закидонами. Да и в целом брит-арт нынче внушает не больше пиетета, чем брит-поп, но об этом состоянии дел, к сожалению, Artrage! не рассказывает, по сути, ничего.

Недостает книге и подробного анализа отдельных произведений — притом что многие до сих пор слабо интерпретированы и откомментированы. Знаменитая акула Херста (1991), его посвященная круговороту жизни и смерти «Тысяча лет» (1990), а также серия «Аптечки» (Medicine Cabinets, 1988–2012) демонстрируют нам поразительный талант создавать из груды предметов глубокий пространственный образ — то же можно сказать и об ассамбляжах Лукас «Глазунья из двух яиц и кебаб» (1992) или Au Naturel (1994), и о скульптурах Джейка и Диноса Чепменов в период их работы над тератологическим блокбастером Chapmanworld.

Это искусство знаменовало высвобождение от доминирующего нью-йоркского аналитического ново­яза, пестуемого теоретиками круга журнала October, на что прочно подсел постмодернизм 1980-х и сопутствующая ему критика. Пересохшей иронии и скепсису бросил вызов ум веселый и стебный, с гораздо большим чувством юмора. Херст первые годы играл здесь весьма значительную роль, пока его не затащили в бизнес-класс мирового арт-рынка с заоблачными ценами, рванувшими в стратосферу аккурат в это же время. Однако Artrage!, не предлагающая читателю особенных глубин критической мысли, делает невозможным различие раннего и позднего Херста. То же касается и любой попытки вычленить безусловно качественные работы YBA из окружающего их обильного китча, чтобы затем, в общей ретроспективе, увидеть всю панораму движения, ну и сделать итоговые обобщения. Эти авторские просчеты еще раз подтверждают правоту историка искусства и критика Хала Фостера: «Без критики история инертна, вне истории критика бессмысленна».

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
4
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+