The Art Newspaper Russia
Поиск

Юрген Теллер: «Не все хотят ощущать, как стареют их тела»

К игре сборной Германии на чемпионате мира по футболу — 2018 TANR публикует интервью с ее большим фанатом — фотографом и художником Юргеном Теллером, рассказавшим также о силе власти над моделью и о своем отношении к «бодипозитиву»

С кем вам больше нравится работать: c простыми людьми или со знаменитостями?

Всегда по-разному. Знаменитые люди разные, и я не то чтобы разграничиваю людей по этому принципу. Ко всем нужен индивидуальный подход, но, конечно, сложнее снимать знаменитых людей. Здесь тоже нужно разделять, актриса это или, например, художник, ведь оба они в какой-то степени звезды. Иногда человек знает, как двигаться, и хочет поработать со мной, в других случаях приходится общаться со скучными агентами знаменитостей, и это вгоняет в тоску.

Обычно вы говорите, кому что делать на ваших снимках?

Конечно, я постоянно указываю всем, что делать. Но одновременно в отношении новых идей я полагаюсь на человека, которого снимаю.

Можете описать свой рабочий процесс? Вы снимаете спонтанно или долго обдумываете каждый кадр?

За любой моей работой, конечно, всегда стоят идея и определенная структура, и мне нужно осуществить эту идею. Но внутри этого я всегда открыт влияниям, над которыми не властен. Например, если внезапно выпадет снег, для многих он станет помехой, но я оберну это обстоятельство в свою пользу. Я прислушиваюсь и к человеку, которого фотографирую, и, если у героя есть свои мысли, я с радостью отклонюсь от первоначальной идеи, ведь это совместная работа. Я быстро реагирую на такие вещи. Если мой план не работает так, как задумано, я просто останавливаюсь, пью кофе и болтаю с человеком. Мы в итоге можем поменять место съемки или что-то еще.

Как вы понимаете, что снимок «выстрелит» или наоборот?

Я просто знаю, когда все правильно. При этом у меня нет проблем с тем, чтобы сказать кому-то: «Ничего не выходит, я ошибся». Иногда приходится все переснимать. Я объясняю человеку, что по каким-то причинам снимки не получились, и затем мы работаем, пока не останемся довольны результатом. Это тяжелый труд. Я не просто щелкаю камерой.

Вы когда-нибудь злились на человека, которого снимаете, или разочаровывались в нем?

Разумеется. Периодически случается столкновение культур, обычно это происходит с американцами. У них часто другие представления о работе, чем у меня. Скажем, когда я хочу по-настоящему создать что-то вместе, они могут хотеть только продвигать свой продукт, но не готовы по-настоящему полноценно сотрудничать со мной, не воспринимают меня всерьез как художника. Они просто желают продать, например, свой фильм, а я не вижу в этом никакого смысла.

Не чувствуете ли вы себя более скованным в работе с моделями из-за обвинений фотографов и режиссеров в сексуальных домогательствах?

Я и раньше никогда бы себе не позволил неподобающего поведения, и в будущем не собираюсь. Я не делаю ничего, что считаю неприемлемым, например, если человек не контролирует процесс и не понимает, что я делаю. Я всегда стараюсь рассказать, как планирую действовать. Женщины, которых я фотографирую, например Шарлотта Рэмплинг, Кристен Макменами или Вивьен Вествуд, — зрелые личности, которые могут сказать да или нет. Я никогда не просил молодых девушек о чем-то, о чем они могут пожалеть. Всегда есть опасность того, что фотограф неправильно использует свою власть, и я осознаю ее наличие у меня. Изучению этой ситуации посвящена книга Go-sees («Кастинги». — TANR), для которой я в течение года снимал молодых моделей, приходивших в мою студию. Меня поразила их неуверенность и представления о том, кто может быть моделью. Они показывали мне свои портфолио, я спрашивал, могу ли сфотографировать их в том виде, в котором они пришли. Для меня эта работа затрагивала вопросы власти фотографа и идеалов красоты.

Вы прославились тем, что снимаете людей такими, какие они есть. Как вы относитесь к современным движениям вроде «бодипозитива»?

Не слышал о таком. Но вообще отсутствие ретуши кажется мне естественным. С чего бы мне убирать, например, родинку с вашего лица или делать ваш нос длиннее, если вы выглядите так, как выглядите?

А что вы думаете об избыточной ретуши в глянце?

Я не понимаю ретуши, которая доходит до смешного. Мне кажется естественным взрослеть, и каждый должен быть доволен собой. Может, не все хотят ощущать, как стареют их тела, но это часть процесса, ты ведь что-то получаешь взамен — удовлетворение и, хочется надеяться, мудрость. Я сейчас чувствую себя гораздо счастливее, чем в 25 и даже 30, когда был моложе и, наверное, симпатичнее. Но сейчас у меня больше уверенности.

А вас просят ретушировать снимки?

Периодически да, в рекламных кампаниях. И иногда мне приходится это делать, но только до определенной степени. Например, чтобы складки на одежде лежали гармоничнее.

Многие ваши работы посвящены футболу. Почему выбор пал именно на этот вид спорта?

С самого детства, с того момента, как я начал ходить, я пинал мяч. Когда стал постарше, я даже серьезно занимался футболом и был капитаном команды нашего города. Мы играли против других городов Германии. Футбол был для меня всем. Знаете, я даже мечтал стать профессиональным игроком. В школе было довольно скучно, в 1970-х не было планшетов, телевидение тоже было не особо доступно, так что развлечь себя было нечем. Футбол был спортом простых людей. После школы мы бежали на картофельное поле, которое превращалось в футбольное, и такой была моя жизнь.

Вы сказали, что хотели быть футболистом, а почему выбрали фотографию?

На свете миллиарды мальчишек, которые мечтают стать футболистами, а выдающихся спортсменов мало.

Вы сами футбольный фанат. За кого будете болеть на чемпионате мира — 2018?

Конечно, за Германию!

А если Германия выйдет из соревнования?

Тогда это будет зависеть от того, насколько хорошо будут играть другие. Если футболист играет интересно и захватывающе, мне будет интересно наблюдать за ним. И если команда хорошо играет, я буду желать ей победы — но только до тех пор, пока она не играет с Германией!

Одна из главных работ на вашей выставке «Мандраж на диване», которая сейчас проходит в музее «Гараж», — фотография, где вы стоите полностью обнаженным на могиле своего отца с пивом и футбольным мячом. Можете рассказать историю этого кадра?

Мой отец не очень-то любил футбол, а мама — большая фанатка, она всегда дружила со спортом. У нас с ней в этом смысле много общего. А мой папа немного завидовал этому. Он был алкоголиком и много курил. Это было тяжелое время для мамы и для меня, она всегда меня защищала. Он никогда не разговаривал со мной по-настоящему: он либо бил меня, либо игнорировал. Мы никогда не говорили по душам. Когда я сам стал взрослым, у меня тоже возникли проблемы с алкоголем, и я тоже много курил. И я стал спрашивать себя: «Откуда ты? Что у тебя от матери? Что от отца?» Он играл на пяти инструментах, а я очень плох в музыке, но я был спортивным благодаря маме. Я внезапно посочувствовал ему. Знаете, я много думал о том, почему он убил себя. Этот снимок стал способом связать нас. Я хотел оказаться ближе к нему, поэтому взял футбольный мяч, но в то же время хотел почувствовать тяжесть пива и сигарет, поэтому добавил и их — у меня ведь были похожие проблемы в какой-то момент. 

Ваша мама видела этот снимок?

Ага, ей он очень не понравился. Мы много спорили о нем, она просила не публиковать это фото. Но благодаря тому, что я сделал эту фотографию, для нас открылась эта тема. Мы гораздо больше стали говорить об отце, чего раньше не делали («давай не будем об этом, это в прошлом, забудем обо всем»). Этот снимок обнаружил открытую рану и одновременно сблизил нас.

А какие у вас отношения с собственными детьми?

Надеюсь, я хороший отец и прямая противоположность моему. Я забочусь о них и люблю их, занимаюсь их образованием, и мы проводим время вместе. Я надеюсь, что меня можно назвать ответственным родителем. 

Глядя на ваши ранние работы, можете сказать, что изменилось со временем?

Мой подход остался прежним, но, что касается идей проектов, теперь я работаю в более концептуальном ключе. Я больше уверен в своих идеях, а подход к людям, которых я снимаю, психологические инструменты, которыми я пользуюсь, совсем не изменились. Просто сегодня я больше знаю о них и о силе, которая у меня есть, лучше знаю, как достичь нужного результата. Но иногда я не понимаю, как сделать лучше, и позволяю герою съемки решить самому.

Просмотры: 5337
Популярные материалы
1
Les Morosoff — сильные мира искусства сего
Собрания московских коллекционеров французской живописи Морозовых встретились на выставке в Государственном Эрмитаже
21 июня 2019
2
Револьвер, из которого застрелился ван Гог, продан за €162 тыс.
«Самое знаменитое оружие в истории искусства» было найдено в 1960 году в поле неподалеку от места, где художник прожил последние недели своей жизни.
20 июня 2019
3
Здание на «Тропе Малевича» объявили самостроем и снесли
Московские власти снесли здание, часть общественного пространства «Центр памяти Казимира Малевича „Тропа Малевича“» в Немчиновке.
20 июня 2019
4
Выкса пополнила свое собрание современного искусства
В этом году участникам 9-го фестиваля городской культуры «Арт-овраг», который прошел в Выксе, предложили подумать на тему «Когда сегодня становится завтра», и, глядя на происходящее в небольшом моногороде в Нижегородской области, хочется ответить, что это происходит прямо сейчас
20 июня 2019
5
Караваджо или нет?
Ответить на этот вопрос предстоит участникам аукциона в Тулузе 27 июня. Картина, которая считается второй версией «Юдифи, убивающей Олоферна» Караваджо, выставлена на торги с эстимейтом €100–150 млн. Мнения экспертов разделились.
20 июня 2019
6
Вопрос о включении ГЦСИ в состав Пушкинского музея будет решен до конца недели
Сотрудники Государственного центра современного искусства направили соответствующее обращение в Минкультуры РФ.
25 июня 2019
7
Свободный полет на машине времени во вселенную Тарковского
Трилогия Музея AZ развернулась в новом пространстве Третьяковки, бывшем ЦДХ.
21 июня 2019
8
Международная конференция «Русский авангард в межнациональном контексте» пройдет в Москве
На конференции, посвященной памяти писателя и историка Николая Харджиева, представят третий том «Архива Харджиева», изданный РГАЛИ и фондом IN ARTIBUS.
20 июня 2019
9
Выставка Маркуса Мартиновича пройдет на «Флаконе»
Куратор Катя Бочавар представит работы 12-летнего художника с аутизмом в виде трехчастной тотальной инсталляции.
20 июня 2019
10
Политкорректность на службе искусства не спасла Биеннале Уитни
Одна из старейших выставок современного искусства опять не избежала скандала.
24 июня 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru