The Art Newspaper Russia
Поиск

Главную, но так и не написанную картину Павла Корина, можно оценить только в эскизах

государственная третьяковская галерея

государственная третьяковская галерея

Но и они впечатляют. Третьяковка выставила итог многолетней реставрации подготовительных набросков к «Руси уходящей».

Подготовке к главному своему произведению, картине Реквием (она же Русь уходящая), Павел Дмитриевич Корин (1892–1967) посвятил всю жизнь. Или почти всю жизнь — в зависимости от того, как считать и чем датировать окончание этой эпопеи. Идея сюжета возникла в 1925 году под впечатлением от похорон патриарха Тихона и толп паломников, стекавшихся к Донскому монастырю на отпевание, — масса народу, живого, мыслящего и верующего, которому, однако, не предполагалось места в новой Советской России. Тогда же появились первые общие эскизы и наброски отдельных персонажей, а затем портретные эскизы в человеческий рост, постепенно заполнявшие пространство мастерской: сперва на арбатском чердаке, затем во флигеле на Малой Пироговской улице, доставшемся художнику благодаря протекции Максима Горького. Теперь это дом-музей Павла Корина, филиал Третьяковской галереи. Картина в итоге написана так и не была, став уникальным прецедентом, когда magnum оpus’ом большого художника считается произведение несуществующее. От нее остались лишь упомянутые эскизы и заказанный в Ленинграде гигантский холст (5,5 х 9,4 м) без швов, загрунтованный и установленный на станке, напоминающем скорее часть судостроительного стапеля, чем инструмент живописца. И грандиозный замысел — ведь с самого начала речь шла о картине на сюжет эсхатологический, посвященный не просто отходящей в прошлое эпохе, но вообще концу времен (первые эскизы носили название Исход в Иосафатскую долину — место Страшного суда, согласно Книге пророка Иоиля). Корин вряд ли бы обрадовался таким сравнениям, однако если рассматривать Русь уходящую как проект — так стало привычно называть в концептуальную и постконцептуальную эпоху всякую историю, смыслом и итогом которой видится не только предмет — результат авторских усилий, но и процесс работы над произведением, — тогда эта махина окажется, с одной стороны, еще одним вариантом «нуля» в русском искусстве, от Малевича до ленинградских «ньювейверов» 1980-х. С другой же стороны, Русь уходящая замечательно вписывается в практику утопического проектирования, свойственного той эпохе: эдакая Башня Третьего Интернационала, только в живописи — и с учетом всей разницы общественно-политических и эстетических идеалов, исповедуемых и «левыми» художниками, вроде Татлина и Малевича, и категорическим консерватором Кориным.

Флигель на Малой Пироговской — бывшая прачечная соседнего большого доходного дома; в смысле правильного музейного климата тут было не ахти. Живопись пожухла, и без того суровая гамма Корина усугубилась и помрачнела до критического. Лак на полотнах 1930-х годов не только со временем потемнел, но и разложился… Но для реставраторов это стало еще одним поводом показать свое мастерство. Взять хотя бы тот же лак: его восстановили по возможности, самым ювелирным образом утончив его слой, чтобы оказаться ближе к слою красочному, — и живопись посветлела. Корин, сам реставратор, работу наверняка оценил бы. Экспозицию дополняют пара документальных фильмов и транслируемая запись Второго концерта Рахманинова, масса любопытной мелкой эскизной графики и биографические сведения о лицах, изображенных на 29 портретных эскизах, расставленных вдоль стен зала с тем же ритмом, как они стояли у Корина в мастерской.

Добыть для выставки еще и холст, предварительно его подреставрировав (за десятилетия он впитал немало пыли и грязи), было идеей директора Третьяковской галереи Ирины Лебедевой; художник Юрий Аввакумов, выступивший в роли экспозиционера, стал еще и автором преинтереснейшего текста к выставке: проблема чистого холста у Корина там излагается параллельно с тезисами концептуалистского манифеста Джона Балдессари и Супрематического манифеста Малевича с упоминанием практики взрезывания «пространственных концептов» Лучо Фонтаны. Хотя сам Павел Дмитриевич такие параллели вряд ли бы одобрил.
Государственная Третьяковская галерея
Павел Корин. «Реквием». К истории «Руси уходящей»

Москва
До 30 марта

Просмотры: 1269
Популярные материалы
1
Марсель Дюшан: «Я хотел найти точку безразличия»
Мы публикуем на русском языке отрывки из уникального телевизионного интервью Марселя Дюшана, которое он дал ведущей Джоан Бейквелл в прямом эфире телеканала ВВС 5 июня 1968 года. Это было 50 лет назад, за несколько месяцев до кончины художника
13 июля 2018
2
Музей может обидеть каждый
Обсуждение проблемы нелегальных экскурсий прошло в Третьяковке вяло, но скандал в соцсетях должен на нем закончиться. Невозможно больше скандалить.
16 июля 2018
3
Айке Шмидт: «Уффици изначально был задуман как универсальный музей»
Директор Галереи Уффици Айке Шмидт, первый иностранец на этом посту, рассказывает о внедренных им в легендарный музей новшествах и о том противодействии, которое они встречают.
16 июля 2018
4
Российский предприниматель Владимир Щербаков подал иск против швейцарского арт-дилера
В Женеве началось следствие по уголовному делу о продажах по завышенным ценам десятков произведений искусства, в том числе Пикассо и Матисса, в ходе которых посредник присвоил €38 млн.
13 июля 2018
5
Венецианскую живопись от Тьеполо до Каналетто и Гварди покажут в ГМИИ им. А.С. Пушкина
Выставка станет первым опытом равнозначного совмещения русской коллекции и итальянской.
19 июля 2018
6
Полторы комнаты Бродского превращаются в полторы квартиры
Сделан решительный шаг на пути создания музея Иосифа Бродского: выкуплена квартира, соседняя с мемориальной, что дает возможность открыть музей.
18 июля 2018
7
Фабрицио Плесси: «Я обладаю чувством потока, я текучий, подвижный, толерантный, открытый»
79-летний пионер медиаарта Фабрицио Плесси, выставки которого открыты сейчас в Москве, в ГМИИ им. Пушкина, и в Венеции, может позволить себе критиковать и старое, и современное искусство. Подробности — в интервью TANR
17 июля 2018
8
Музеи Кремля отправят в Лондон «Военное» яйцо Фаберже с сюрпризом
Проект «Последний царь: кровь и революция», посвященный 100-летию со дня расстрела российской императорской семьи, представит лондонский Музей науки.
17 июля 2018
9
Биеннале современного искусства в квадрате
Четыре биеннале современного искусства нынешнего лета позволяют совершить кругосветное путешествие: Рига - Палермо - Берлин - Лос-Анджелес.
16 июля 2018
10
Дмитрий Цаплин: скульптор, не вписавшийся в эпоху
Дмитрий Цаплин имел больший успех в Европе, чем в СССР, а в наши дни его наследие стало жертвой криминала. После долгих мытарств уцелевшие работы оказались в Третьяковской галерее. Вопрос — надолго ли?
18 июля 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru