The Art Newspaper Russia
Поиск

Ренцо Пьяно: «Главное, что мне нравится в Москве, — это свет!»

Мэр Москвы Сергей Собянин одобрил вчера проект реконструкции ГЭС-2 и превращения электростанции в выставочное пространство современного искусства. Заниматься этим проектом будет бюро мировой звезды архитектуры Ренцо Пьяно, автора (совместно с Ричардом Роджерсом) Центра Помпиду в Париже и многих других знаменитых зданий.

ГЭС-2, которая находится за бывшим кинотеатром «Ударник» в районе, известном как «Красный Октябрь», была выкуплена предпринимателем Леонидом Михельсоном, основателем фонда V-A-C («Виктория — искусство быть современным»), около года назад с легкой руки тогдашнего руководителя столичного Департамента культуры Сергея Капкова. Как рассказал сам Леонид Михельсон на презентации проекта, за год удалось освободить здание от прежней функции, теперь турбины ГЭС не работают, и можно начать осуществлять задуманный план. На презентации проекта реконструкции здания присутствовали многие директора московских музеев: Антон Белов, Елена Гагарина, Марина Лошак, Ольга Свиблова, Зельфира Трегулова, а также знаменитый итальянский куратор Франческо Бонами. Экскурсию по электростанции провел сам Ренцо Пьяно, показывая на макетах и чертежах, что именно будет сделано. Будут стеклянные стены и крыши, посадка березовой рощи, экологичные технологии — от солнечных батарей до двух высоких труб, которые будут забирать чистый воздух из незагрязненных слоев атмосферы. После экскурсии директора московских художественных институций приветствовали аплодисментами архитектора, Леонида Михельсона и куратора фонда V-A-C Терезу Мавику.


Ренцо Пьяно и его партнер Антонио Бельведери, который будет непосредственно руководить московским проектом, дали блиц-интервью главному редактору TANR Милене Орловой.


Я очень рада, что вы согласились участвовать в этом проекте, потому что в России вы легендарная личность и ваш Центр Помпиду знает любой школьник. Но что для вас лично в этом проекте по сравнению с вашей предыдущей карьерой было новым? Что вас привлекло?

Ренцо Пьяно: Ну, много всего. В первую очередь Тереза и Леонид. Это две настоящие силы. Наше архитектурное бюро имеет много общего с тем, чем занимается Леонид: мы строители, мы создаем, делаем что-то, оставляем после себя эпическое и, может, даже утопическое. Потом само место. Это фантастика — получить целую электростанцию в самом центре города! И наконец, вода! Важно, что тут кругом вода. Москва — город все-таки очень молодой (в том смысле, что здесь много молодежи), это город желаний, и поэтому так важно создать пространство для молодежи, публичное пространство, образовательное.

У вас были раньше предложения поработать в Москве? Или в России?

Р. П.: Да, были такие предложения. Сейчас не могу сказать, какие именно. Но наше бюро не такое большое, всего около 150 человек. Есть партнеры как присутствующий здесь Антонио Бельведери. Он из Калабрии, это часть Великой Греции. Он больше философ, чем технолог. Но мы не можем объять все. Наше бюро как ресторан, в котором мало столиков, понимаете? Всех не обслужишь. Но это особо интересный проект, от которого мы не могли отказаться.

Неподалеку от ГЭС находится гигантская статуя Петра I работы Зураба Церетели. Вы подразумевали это соседство, этот контекст в своем проекте? Скажем, высота труб-башен, которые вы спроектировали в 70 м?

Р. П.: Это фантастическая вещь! Вообще в городе должны быть такие вот разные вещи.

Москву часто критикуют с архитектурной точки зрения, что это очень эклектичный город. Что вы думаете, какой у Москвы стиль?

Р. П.: Я вне этой полемики и не хотел бы в нее влезать. Что сказать? Москва — очень сложный город: с одной стороны — часть Европы, с другой — тут встречается очень много разных культур, стилей. Я все-таки думаю, что главное, что мне нравится в Москве, — это свет, открытые пространства, и эту идею света мы как раз и используем в нашем проекте. Вы понимаете, это материал, хотя и неосязаемый, его нельзя потрогать, но мы его используем.

То есть вы строите из света?

Р. П.: Точно!


Расскажите о технологических особенностях проекта.

Антонио Бельведери: Здесь была электростанция, которая долгое время производила энергию, то есть здание несет в себе два заряда: это энергия, и это какое-то устройство, особое технологическое место. Поэтому у нас возникла идея поддержать окружающую среду в этом месте. Прежде всего идея солнечных батарей. Мы уверены, что пусть и не круглый год, но какое-то время в году они точно будут работать. Это одна из технологических вещей.

А зачем нужны две трубы?

А. Б.: Зимой мы будем забирать на высоте 70 м чистый воздух. По одной трубе засасываем чистый воздух, по другой — выбрасываем отработанный. Еще тут будет использована геотермическая энергия — температура Земли, которая всегда примерно 15 градусов. Воду из канала мы пропустим под землей и этой водой летом будем охлаждать пространство, чтобы не использовать лишний раз энергию от сжигания углеводородов.

Это ваш первый проект художественного пространства?

А. Б.: Лично мой — нет, не первый. Но первый музей такого масштаба. Вообще подобный проект не с чем даже сравнить. Для нас важно, что у этого проекта социальные цели, это нас особенно подбадривает и подталкивает. Не каждый день попадаются такие предложения — сделать что-то на 2 га земли в самом сердце Москвы!

Вы сказали, что для вас важно, что это социальный проект. В Италии всегда были сильны коммунистические идеи. А если бы вам заказали проект не публичный, а сугубо частный — дворец, например, или элитное жилье, — вы бы согласились участвовать?

А. Б.: Нет, мы бы этого не приняли. Но трудно поверить, что клиент пришел бы заказывать для себя и только своего круга такой важный проект. К нам приходят те, кто разделяет наши взгляды на социальную значимость архитектуры.

Вы ведь в Москве не в первый раз. У вас здесь есть любимый музей?

А. Б.: Да, в шестой раз, но у меня почти не было времени на музеи. Я был в Пушкинском и очень впечатлен импрессионистами. И уже составил себе список музеев, куда должен пойти в Москве.

Материалы по теме
Просмотры: 7190
Популярные материалы
1
Куратор Эрмитаж и Венецианская биеннале
В этом году павильон России на Венецианской биеннале, который курирует великий музей Эрмитаж, дал повод к противоречивым переживаниям — от резкого неприятия до восхвалений. Рассказывает главный редактор The Art Newspaper Russia Милена Орлова.
13 мая 2019
2
Люк Тюйманс: «Люди становятся все более и более тупыми, до невозможности тупыми»
Бельгийский художник, чья большая выставка проходит в венецианском Палаццо Грасси параллельно с биеннале, объясняет, как живопись может помочь нам в борьбе с собственным невежеством.
13 мая 2019
3
Рейтинг музеев – 2019: как российские музеи борются за посещаемость
Кроме статистики посещаемости за 2018 год, мы получили от столичных и региональных музеев информацию об их методах борьбы за ее увеличение.
14 мая 2019
4
10 работ на биеннале в Венеции, от которых невозможно отвести взгляд
Туман, шелковое сердце и войлочная башня, кровавая метла и гибельная лодка — на Венецианской биеннале каждый зритель найдет произведение, у которого задержаться.
14 мая 2019
5
Рейтинг музеев – 2019: все как было, только гораздо лучше
Наш традиционный рейтинг посещаемости российских музеев исследует и анализирует 2018 год. Он стал рекордным: российские музеи навестило более 154 млн человек, что превышает официальную численность населения нашей страны.
15 мая 2019
6
Эрмитаж одолжит Италии «Мадонну Бенуа» и «Мадонну Литта»
Настоящая борьба развернулась за возможность получить во временное пользование произведения Леонардо да Винчи к 500-летию с его смерти.
13 мая 2019
7
Как провести «Ночь в музее»
Мы выбрали несколько любопытных мероприятий, которые можно посетить в Москве в ночь с 18 на 19 мая — если вам захочется окунуться в общероссийское музейное безумие.
16 мая 2019
8
Венецианская биеннале — заложница своей популярности
Очереди, цейтнот, ценность белых стен и немножко цирка: некоторые впечатления от 58-й Венецианской биеннале.
14 мая 2019
9
Картину Кузьмы Петрова-Водкина на три дня привезли в Москву
После этого «Натюрморт с сиренью» будет продан на аукционе русского искусства Christie’s в Лондоне 3 июня.
15 мая 2019
10
Джефф Кунс снова стал самым дорогим современным художником
Скульптура из нержавеющей стали «Кролик» была продана на аукционе Christie’s за $91 млн, благодаря чему Джефф Кунс получил статус самого дорогого ныне живущего художника.
16 мая 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru