The Art Newspaper Russia
Поиск

Как «черные доски» стали золотыми: от подпольного экспорта советских времен к частным музеям русской иконы

COURTESY МУЗЕЙ РУССКОЙ ИКОНЫ

COURTESY МУЗЕЙ РУССКОЙ ИКОНЫ

Кто в Советском Союзе мог позволить себе собирать частную коллекцию произведений искусства музейного уровня? Можно очертить круг этих людей, упрощенно назвав их представителями советской творческой и научно-технической интеллигенции: артисты, художники, писатели, известные врачи, юристы, ученые. Они не только располагали средствами для пополнения коллекций — на них распространялось негласное разрешение (и власти, и общества) иметь в собственности вещи, которые советский человек мог увидеть только в музее. С коллекционированием икон дело обстояло сложнее. Директор Музея русской иконы Николай Задорожный вспоминает, что в 1960-х годах (когда заложили основу своих собраний многие современные коллекционеры) официальный рынок икон в СССР отсутствовал в принципе. Те отдельные магазины, в которых продавался антиквариат, не имели права торговать произведениями, связанными с религиозной тематикой. Возможности пополнения коллекций были ограничены обменом; продажа икон за деньги, безусловно, существовала, но сопровождалась высоким риском и реальной опасностью уголовного преследования за спекуляцию. Необходимость соблюдать осторожность породила специфический сленг продавцов икон, откуда появилось и слово «доски», обозначающее иконы.

После выхода в 1969 году книги Владимира Солоухина Черные доски (Записки начинающего коллекционера) собирание икон в несколько большей степени стало восприниматься как «допустимое». Немало энергичных читателей с авантюрной жилкой сами отправились в деревни на поиски икон, которые впоследствии поступали в коллекции или на продажу. Однако непрофессиональные попытки повторить «раскрытие» икон, описанное автором книги, случалось, губили найденные произведения.

Икона по цене дачи

Николай Задорожный вспоминает примеры рыночных цен на редкие иконы: в начале 1970-х годов Чудо Георгия о змие XVI века была продана за 25 тыс. руб., икона с изображением Богоматери начала XVI века — за 5 тыс. руб. Для сравнения — средняя ежемесячная зарплата инженера в то время составляла 80–120 руб.

Важным этапом в процессе легализации коллекционирования икон стала выставка Древнерусская живопись. Новые открытия (из частных собраний), организованная в 1974 году в Центральном музее древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева с помощью Савелия Ямщикова. Эта выставка стала первой в СССР(с 1913 года), на которой были представлены частные собрания икон. В экспозицию вошли иконы, принадлежавшие Георгию Костаки, Павлу Корину, Владимиру Солоухину, Никодиму Гиппиусу, Николаю и Сергею Воробьевым, Вячеславу Момоту, Николаю Задорожному и другим коллекционерам. Однако выставка не изменила общей ситуации — официального рынка икон в стране по-прежнему не было; пополнять свои коллекции (и то с немалыми трудностями) мог лишь ограниченный круг коллекционеров. В СССР только организация «Новоэкспорт» в течение нескольких лет располагала правом принимать иконы от населения и реализовывать их. По воспоминаниям коллекционера Александра Липницкого, с середины 1970-х годов достаточно долго оставались стабильными цены (около 50 руб.) на популярные у иностранцев «сусалки» (иконы XIX века, написанные с использованием сусального золота, часто с тисненым узором и имитацией эмали). Уникальная икона Святого Георгия с житием в клеймах рубежа XV–XVI веков оценивалась в 50 тыс. руб. (около $15 тыс., если вспомнить, что курс доллара на черном рынке в СССР тогда составлял 3–3,5 руб. за $1). Для справки: дача с гектаром земли на Николиной Горе тогда стоила около 30 тыс. руб.

Поскольку русские иконы имели высокую международную художественную репутацию, а зарубежные цены на иконы значительно превышали цены советского черного рынка, в 1970-е годы были налажены каналы нелегального вывоза икон из страны (для чего использовались возможности сотрудников дипломатических представительств и экипажей морских судов, совершавших заграничные плавания). Основными центрами европейской торговли иконами в то время стали Германия, Голландия и Италия. В 1980 году аукционный дом Christie’s с успехом провел торги, на которых была продана коллекция икон Джорджа Ханна. По воспоминаниям Александра Липницкого, в СССР в 1980-е годы, особенно после прихода к власти Юрия Андропова, рынок икон загонялся еще глубже в подполье, многие участники торговли были арестованы или отошли от дел.

Иконы выходят из подполья

Ученый секретарь Музея им. Андрея Рублева Наталья Комашко вспоминает, что в определенной степени отношение общества и к самой иконе, и к коллекционерам икон стало меняться после государственного празднования тысячелетия крещения Руси в 1988 году: религия, религиозное искусство переставали быть запретной темой, собирание икон постепенно приобретало статус изучения исторического наследия. Но легальный рынок икон появился только в начале 1990-х: иконы уже можно было найти в каждом антикварном магазине; одним из самых популярных мест среди покупателей икон становится «Вернисаж» около станции метро «Измайловский парк».

По словам участников рынка, в начале 2000-х годов цены на качественные, но «рядовые» иконы составляли до $10 тыс. Однако стоимость значительных работ XIV–XV веков могла достигать и $200 тыс.

Выставка «И по плодам узнается древо». Русская иконопись XV–XX веков из собрания Виктора Бондаренко», прошедшая в Третьяковской галерее в 2003 году, стала этапным событием для русского рынка икон. Это было не просто публичное представление частного собрания — выставка стала демонстрацией нового общественного статуса представителя сообщества коллекционеров икон, демонстрацией возможностей коллекционера и его полноценного сотрудничества с музейными специалистами. В это время на рынок икон стали выходить люди, обладающие серьезными финансовыми возможностями, которых в предыдущее десятилетие интересовали другие сферы коллекционирования искусства. Кто-то перерос свои первые художественные увлечения; кого-то привлекало новое место, которое теперь занимал владелец коллекции икон в своеобразной социальной иерархии. Не последнюю роль сыграли и рост цен на иконы внутри страны, и, соответственно, инвестиционная составляющая коллекционирования икон. Активность собирателей икон подтвердила устойчивость тренда: в 2004 году с помощью Александра Липницкого в Музее им. Андрея Рублева была организована выставка Иконы из частных собраний. Русская иконопись XIV — начала XX века; коллекция Михаила Елизаветина выставлялась в 2008–2009 годах в музее-заповеднике «Царицыно».

Продолжал показывать свои новые приобретения Виктор Бондаренко (2008 год — Иконопись эпохи династии Романовых, ГТГ; 2010 год — Все остается людям. Русская иконопись XVII–XX веков, Музей им. Андрея Рублева), уделяя большое внимание работам XIX века (которые в прошлые годы считались не заслуживающими внимания серьезных коллекционеров) и способствуя росту цен в этом сегменте. В 2009 году в Музее личных коллекций ГМИИ им. А. С. Пушкина прошла выставка Шедевры русской иконописи из частных собраний, объединившая новых собирателей и коллекционеров, участвовавших в легендарной выставке 1974 года.

В последнее десятилетие активность коллекционеров икон не ограничивалась организацией временных про-
ектов: в 1999 году в Екатеринбурге Евгений Ройзман создает Музей невьянской иконы, в 2006 году в Москве Михаилом Абрамовым был основан Музей русской иконы, в 2009 году Игорь Возяков открывает «Дом иконы» на Спиридоновке. Фонд Святого Всехвального апостола Андрея Первозванного, в иконное собрание которого вошла значительная часть коллекции Виктора Бондаренко, также рассматривает возможность открытия музея.

Спрос, как обычно, рождает предложение: с восстановлением легального рынка, с ростом числа отечественных собирателей икон в Россию стали возвращаться работы, вывезенные в предыдущие десятилетия. Если во времена Советского Союза цены на рынке икон диктовали западные покупатели, то сейчас ситуацию определяют вкусы, активность и деньги российских коллекционеров. Аукционные дома Christie’s и Sotheby’s постоянно включают иконы в коллекции русских торгов. Аукционный дом MacDougall’s в 2009 и 2010 годах трижды проводил торги, посвященные исключительно иконам. Однако основную часть предложения на открытых торгах представляют иконы XIX — начала XX века в окладах производства известных российских ювелирных фирм. Цены на такие работы редко преодолевают барьер в $50 тыс. Исключением стал летний аукцион Christie’s 2008 года, когда икона Святого Владимира (в окладе работы фирмы Фаберже) была продана более чем за $420 тыс., а цена за Апокалипсис второй половины XVII века превысила $710 тыс. Иконы присутствуют и в коллекциях русских аукционных домов. Если говорить об иконах уникальных, то цены на работы лучших мастеров Оружейной палаты достигают $1–2 млн. Было бы неверно судить о процессах, разворачивающихся на рынке икон, по результатам аукционных торгов. Большинство сделок с иконами не афишируется. Наиболее значимые произведения и собрания нечасто выходят на рынок, но их судьба отслеживается коллекционерами и дилерами. Рынок икон сменил покупателей, стал активным и более респектабельным, но сохранил свою репутацию одного из самых закрытых сегментов антикварной торговли.

Материалы по теме
Просмотры: 4380
Популярные материалы
1
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
2
Музею Востока исполняется 100 лет
К своему юбилею Государственный музей искусства народов Востока подходит на пике территориального расширения. Осваивая новые для себя пространства, институция одновременно стремится не забывать о присущей ей научной фундаментальности.
10 октября 2018
3
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
4
Как продавать бесценное: уловки успешных арт-дилеров
Искусство продается и покупается, арт-рынок растет, а мы вспоминаем о самых предприимчивых галеристах и их излюбленных тактиках, проверенных десятилетиями.
10 октября 2018
5
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
6
Коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской снова продается
На аукционе Sotheby’s в Лондоне будет представлено более 300 лотов из коллекции великих музыкантов: мебель, ювелирные украшения, произведения русского искусства, книги и музыкальные инструменты.
11 октября 2018
7
Осень ветхосоветского модернизма
Спасением монументального наследия позднесоветского времени занимаются в основном градозащитники и отдельные энтузиасты.
15 октября 2018
8
Как реставрировались работы Врубеля, Верещагина, Гончаровой, показывает Центр Грабаря
Выставка «Век ради вечного» приурочена к 100-летию Научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря.
11 октября 2018
9
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
10
Куратор выставки «Пикассо & Хохлова» Алексей Петухов: «Это очень пронзительная, трагическая и человечная история»
О тайнах семейного сундука, русских письмах, непростых отношениях и появившихся в результате шедеврах рассказал куратор экспозиции в ГМИИ им. А.С.Пушкина, которая откроется 21 ноября.
16 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru