The Art Newspaper Russia
Поиск

Катар: на перекрестке миров

Искусство современное, старое, европейское, исламское — музеи Катара, небольшого государства в восточной части Аравийского полуострова, вполне могут конкурировать с мировыми художественными столицами

Слетать в Катар — это все равно что отправиться на Марс, не покидая Земли. Еще из самолета открывается пейзаж, напоминающий ландшафты далеких планет из фильмов о покорителях космоса из-за мерцающих в закатном мареве огоньков заводов по переработке газа и нефтяных вышек. После приземления, впрочем, их присутствия ничего не выдает, кроме не кичливой, но очевидной роскоши всего и всюду.

В новеньком Национальном музее, построенном по проекту французского архитектора Жана Нувеля, есть отдельный зал о возрождении страны и добыче ресурсов с практически неуловимым запахом сырой нефти. «Так пахнут деньги», — с улыбкой сказала о нем экскурсовод в абайе и на шпильках, чей наряд самым наглядным образом иллюстрирует выражение «традиции и современность» и процессы, происходящие в стране. 

Чтобы понять, насколько важное место занимает искусство во всей этой истории, стоит напомнить, что после почти 20-летнего перерыва музейной деятельности именно в Катаре в 2008 году был открыт Музей исламского искусства. Глава Ведомства музеев Катара шейха аль-Маясса аль-Тани несколько раз признавалась самой влиятельной персоной в арт-мире, и не только благодаря крупным приобретениям (чего стоят одни только «Игроки в карты» Поля Сезанна за $259 млн!).

Встреча с прекрасным начинается сразу, в аэропорту Хамад, откуда вы в безвизовом режиме выходите в арабскую ночь, а на прощание вам машет лапой гигантский плюшевый «Медведь под лампой» Урса Фишера. Доху многие используют для транзитных перелетов, и встреча с мишкой, чьим изображением завалены соцсети, так и остается их единственным соприкосновением с искусством. Но никакого Дэмиена Херста, Субодха Гупты, Ричарда Серры и россыпи зданий важных архитекторов, прицкеровских лауреатов, такие путешественники не увидят, в отличие от тех, кто решит провести в Дохе несколько дней и приедет на чемпионат мира по футболу — 2022. 

Перво-наперво стоит отправиться в Музей исламского искусства (Museum of Islamic Art, MIA). Он был построен вблизи порта Юй Мин Пэем, автором стеклянной пирамиды Лувра. Образно его проект отсылает к древней мечети Ибн-Тулуна в Каире (IX век). Вокруг разбит парк, а из панорамных окон высотой 45 м открывается головокружительный вид на небоскребы и залив с круизными лайнерами и традиционными лодочками доу. Концептуально MIA — уникальный музей, поскольку в нем представлено искусство исламского мира в целом, от Андалусии до Китая, с временным охватом от его зарождения и до распада Османской империи. Музейное собрание пополняется преимущественно за счет приобретений на арт-рынке, и одним из главных критериев является эстетическая привлекательность экспоната. Многие из них кажутся очень современными и могли бы вдохновить не одного дизайнера. Здесь проводятся временные выставки (например, одна была посвящена Сирии) и существует экспозиция из шедевров, которая обновляется каждые три месяца, благо в коллекции из 7 тыс. экспонатов есть что выбрать. В галереях, устроенных по географическому принципу, дух захватывает от переливов драгоценных камней Великих Моголов, блеска серебра турецкого оружия и золота иранской миниатюры.

Перед Национальным музеем, открытым весной в оживленном квартале на побережье, бьет фонтан ALFA Жана-Мишеля Отоньеля. В действие его приводят морские приливы, и это в высшей степени символично, потому что добыча жемчуга долгое время была единственным источником дохода Катара. Вокруг этой темы строится значительная часть иммерсивной экспозиции. Запоминаются неожиданно чувственное черно-белое кино о нелегкой судьбе ловцов жемчуга, которых чуть что — кружит чудище морское, их нехитрый костюм в виде прищепки для носа и, напротив, затейливые украшения Викторианской эпохи, а также портрет Микимото. Японец еще до войны придумал, как жемчуг культивировать, серьезно удешевил его стоимость и пустил тем самым жизнь в Катаре практически под откос. И тут очень кстати нашлись другие природные ресурсы. 

Перемещаясь по Дохе от музея к музею (метро работает и продолжает строиться, но лучше все же на авто с кондиционером), то тут, то там можно увидеть гигантские паблик-арт-объекты звезд современного искусства. Вот через окна Национального конгресс-центра тянет лапы паук «Маман» Луиз Буржуа, а там с шоссе просматривается скандальная композиция о развитии эмбриона «Удивительное путешествие» Дэмиена Херста, стратегически размещенная рядом с перинатальным центром «Сидра». Мало кто был рад ее появлению в начале 2000-х, поэтому повторно инсталляция была открыта только в прошлом году. Скорее всего, это стало возможным потому, что в Катаре последовательно занимаются современным искусством, приво­зят выставки и устраивают резиденции. 

В Культурном центре Катара с амфитеатром на 5 тыс. зрителей и мечетью работает несколько галерей с пестрым ассортиментом — от стола Захи Хадид до фото голливудских знаменитостей с автографами ($800 — $1,3 тыс.). Старейшая — Al Markhia с отличной подборкой, где наиболее дорогим произведением ожидаемо оказался черно-белый портрет эмира кисти Исмаила Аззама из Ирака ($18,9 тыс.), а самой привлекательной — живописно-графическая серия № 1 суданца Рашида Диаба ($14 тыс. за холст). 

Для совсем молодой коллекции арабского современного искусства в университетском районе Education City с библиотекой по проекту  Рема Колхаса построили музей Mathaf — Арабский музей современного искусства, где сейчас проходит выставка «Триумфальная шкала» Эль Анацуи, обладателя венецианского «Золотого льва» за вклад в искусство (до 31 января). 

Но самое передовое пространство по этой части — Fire Station, где уже показали авангард из Третьяковки, выставку «Пикассо — Джакометти», а теперь представляют проект модного художника KAWS «Он ест в одиночку» (до 15 января). 


Fire Station Artist in Residence 

Пожарная часть была переоборудована под арт-центр в 2012 году. Тут расположены резиденции для художников с международной кураторской поддержкой. Привозят сюда и топовые произведения со всего мира. Под выставочный зал переоборудован бывший гараж, вокруг находятся магазины местных дизайнеров, кафе с органической кухней и галереи, в том числе один из филиалов  ведущей галереи Al Markhiya.

Ричард Серра. «Восток — Запад. Запад — Восток»

Для того чтобы увидеть монументальную скульптуру, надо пройти путем бедуинов вглубь пустыни. Место для ее установки выбрал сам художник, и теперь четыре металлические пластины, расположенные на расстоянии в километр друг от друга, пересекают полуостров и символически связывают берега залива. Другую его работу, «7», можно увидеть в самой Дохе вблизи Музея исламского искусства, для которого она и была задумана. 

Музей шейха Фейсала в Аль-Самарии

Музей шейха можно назвать «музеем всего». Сначала предметы украшали его меджлис — пространство для приема гостей, однако коллекция росла так быстро, что ей понадобилось отдельное здание. Музей напоминает форт. Более 15 тыс. экспонатов сгруппированы по четырем темам: исламское искусство, национальное наследие (особенно интересна эпоха донефтяного Катара), авто и нумизматика. 

Msheireb Downtown Doha

Ради Msheireb Downtown Doha, инновационного проекта стоимостью $5,5 млрд, снесли старые постройки в центре Дохи, оставив несколько исторических зданий. Их отреставрировали и открыли там музеи, в том числе жилья катарской семьи Radwani House и археологического наследия Mohammed Bin Jassim House. Зеленый квартал террасами спускается с холма и плавно перетекает в традиционный рынок Сук-Вакиф.

Просмотры: 3050
Популярные материалы
1
Опустошенные: судьба пяти мавзолеев ХХ века
Всероссийский конкурс идей по использованию Мавзолея Ленина на Красной площади отменился, не успев начаться, а мы решили вспомнить о судьбе других зданий, в которых были выставлены забальзамированные тела политических лидеров ХХ века.
17 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Строительство Большого Египетского музея завершается
Фараон Хеопс потратил 20 лет на строительство своей Великой пирамиды. С 2002 года, когда был объявлен архитектурный конкурс на новый музей, и до его открытия в следующем году пройдет как раз около двух десятилетий.
16 сентября 2020
5
Библиотека Хантингтона готова представить посветлевшего «Мальчика в голубом»
Реставрация картины заняла полтора года, а сопровождавшую ее небольшую выставку посетило более 200 тыс. человек, которые могли наблюдать за ходом работ.
15 сентября 2020
6
Башне с Уралмаша наконец повезло
Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма.
17 сентября 2020
7
Абель Феррара: «Сибирь — это магическое и мистическое пространство»
Американский режиссер Абель Феррара приехал в Москву на премьеру своего фильма «Сибирь» в кинотеатре «Иллюзион», ставшую закрытием The Art Newspaper Russia FILM FESTIVAL. Он рассказал, что для него значит Сибирь и почему кино так похоже на сон
15 сентября 2020
8
Трудная прогулка по современному искусству
Парк «Зарядье» заполнен объектами, проектами и инсталляциями — здесь проходит выставка номинантов 1-й «Московской Арт Премии». Большинство показанных на ней работ известны по уже прошедшим выставкам, а неизвестные не слишком интересны.
18 сентября 2020
9
Влюбленный в 1990-е: в МАММ проходит выставка Игоря Мухина
Среди музейной публики много молодежи, «миллениалов». Выставка «Наши 1990-е. Время перемен» будет для них историческим свидетельством. Для людей, помнящих 1990-е, она станет поводом к ностальгии.
17 сентября 2020
10
Ретроспектива Хаяо Миядзаки станет первой выставкой в Музее Академии кинематографических искусств
Иммерсивная выставка погрузит посетителей в анимационные миры японского мультипликатора в новом музее, который строится в Лос-Анджелесе по проекту Ренцо Пьяно.
15 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru