The Art Newspaper Russia
Поиск

Вышло русское издание книги Джеральдин Норман об отце и сыне — Борисе Борисовиче и Михаиле Борисовиче Пиотровских

Династия директоров Государственного Эрмитажа возникла не только благодаря личным качествам отца и сына Пиотровских, но и в силу многих других обстоятельств

Русское издание книги Джеральдин Норман, журналистки, некогда создавшей в Британии Фонд друзей Эрмитажа, ныне — советника директора этого музея, об отце и сыне — Борисе Борисовиче и Михаиле Борисовиче Пиотровских, занимавших директорский пост в общей сложности более полувека (на сегодня примерно поровну), состоит из 13 новелл. В книге нет строгой хронологии, но есть возвраты и повторы значимых фактов. Скажем, в главе о 250-летней истории Эрмитажа Норман замечает, что Михаил Пиотровский — сторонник авторитарной модели управления, хотя мог выбрать и другой путь. Мысль вброшена, ее развитие последует через несколько глав, ближе к финалу.

В главе о Борисе Пиотровском для нас, читавших про открытие государства Урарту, важен рассказ о его коллегах — погибшем в сталинских застенках Антоне Аджяне и Леоне Гюзаляне, получившем пять лет лагерей. Михаил Пиотровский вспоминает о двух подарках Гюзаляна. Первый — лагерный ватник, в котором он студентом ездил на картошку. Это был, как у мистиков, дар учителя ученику. Еще один подарок — первая в его жизни бритва, Gillette, привезенная Гюзаляном в годы хрущевской оттепели из Лондона, где он читал лекции по приглашению Британского музея. Такие образы точно рисуют жизнь интеллигенции в послевоенное время.

Самого Б. Б., как небезосновательно предполагает Норман, спас от репрессий в начале 1950-х годов тот факт, что его статью об Урарту внимательно читал «вождь всех народов». Другое интересное предположение касается причины увольнения Михаила Артамонова, предшественника Бориса Пиотровского на посту директора Эрмитажа. Популярная версия — он пострадал из-за разрешения провести в служебных помещениях музея выставку неофициальных художников: Михаила Шемякина, Владимира Овчинникова и других, работавших в музее такелажниками. Норман же считает, что свою роль сыграла поддержка им Антонины Изергиной, красавицы, альпинистки, заведующей западноевропейским отделом музея, которая боролась за постоянный показ коллекций Щукина и Морозова.

Глава «Рождение династии» начинается с комментария: когда 19-летний Михаил узнал о возможном согласии отца возглавить Эрмитаж, то объявил, что уйдет из дома. Сочтем его легендой. Но остается фактом, что «Мишины университеты» начинались с походов по закрытым тогда для посторонних Петропавловской крепости и Инженерному замку. Б. Б. посоветовал сыну заняться арабистикой и изучением ислама, потому что из СССР в арабские страны было проще попасть. В 30 лет Михаил Пиотровский преподавал в Йемене историю этой страны. Позднее опубликовал статьи в Малом словаре ислама, культовом двухтомнике «Мифы народов мира», отвечал за историческую часть советско-йеменской комплексной экспедиции АН СССР.

Описание его частных походов по Средней Азии и Кавказу вместе с приятелем Иваном Стеблиным-Каменским, иранистом, скончавшимся в мае 2018 года, пожалуй, интереснее именно русскоязычному читателю, знакомому с советскими реалиями. Равно как и главы, посвященные перестройке и началу нового капитализма. Тогда и произошло назначение Михаила Пиотровского директором Эрмитажа — вероятно, при поддержке Евгения Примакова, в ту пору руководителя Службы внешней разведки.

В 1994 году Михаил Пиотровский создал в Эрмитаже Международный консультативный совет из директоров в отставке крупнейших музеев мира. Совет предложил разместить в Главном штабе не коллекцию прикладного искусства, как предполагалось первоначально, а Анри Матисса и его современников. В 1996-м, незадолго до президентских выборов, Борис Ельцин посетил Эрмитаж — и через несколько месяцев вышел указ об особом статусе музея. Он начал финансироваться отдельной строкой в бюджете, а его директор стал политической фигурой. Впрочем, этот статус надо постоянно подтверждать, что Михаил Борисович успешно и делает.

Норман завершает свою книгу вопросом: «Кто вы, Михаил Пиотровский?» И предлагает собственную версию ответа: «Он и теперь скорее марксист, верящий в идеалы коммунизма, нежели капиталист. И в то же время он — мистик, убежденный в том, что Эрмитаж повелевает им, а не наоборот».

Просмотры: 537
Популярные материалы
1
Музей может обидеть каждый
Обсуждение проблемы нелегальных экскурсий прошло в Третьяковке вяло, но скандал в соцсетях должен на нем закончиться. Невозможно больше скандалить.
16 июля 2018
2
Венецианскую живопись от Тьеполо до Каналетто и Гварди покажут в ГМИИ им. А.С. Пушкина
Выставка станет первым опытом равнозначного совмещения русской коллекции и итальянской.
19 июля 2018
3
Айке Шмидт: «Уффици изначально был задуман как универсальный музей»
Директор Галереи Уффици Айке Шмидт, первый иностранец на этом посту, рассказывает о внедренных им в легендарный музей новшествах и о том противодействии, которое они встречают.
16 июля 2018
4
Полторы комнаты Бродского превращаются в полторы квартиры
Сделан решительный шаг на пути создания музея Иосифа Бродского: выкуплена квартира, соседняя с мемориальной, что дает возможность открыть музей.
18 июля 2018
5
Дмитрий Цаплин: скульптор, не вписавшийся в эпоху
Дмитрий Цаплин имел больший успех в Европе, чем в СССР, а в наши дни его наследие стало жертвой криминала. После долгих мытарств уцелевшие работы оказались в Третьяковской галерее. Вопрос — надолго ли?
18 июля 2018
6
Фабрицио Плесси: «Я обладаю чувством потока, я текучий, подвижный, толерантный, открытый»
79-летний пионер медиаарта Фабрицио Плесси, выставки которого открыты сейчас в Москве, в ГМИИ им. Пушкина, и в Венеции, может позволить себе критиковать и старое, и современное искусство. Подробности — в интервью TANR
17 июля 2018
7
Десять часовен на острове
Ватикан на 16-й Архитектурной биеннале в Венеции выступил рачительным заказчиком и реализовал проекты архитекторов.
19 июля 2018
8
Музеи Кремля отправят в Лондон «Военное» яйцо Фаберже с сюрпризом
Проект «Последний царь: кровь и революция», посвященный 100-летию со дня расстрела российской императорской семьи, представит лондонский Музей науки.
17 июля 2018
9
Биеннале современного искусства в квадрате
Четыре биеннале современного искусства нынешнего лета позволяют совершить кругосветное путешествие: Рига - Палермо - Берлин - Лос-Анджелес.
16 июля 2018
10
Искусство, которое заводится ключом
Осенью на Солянке для широкой публики откроется новый частный музей музыкальных инструментов и антикварных редкостей «Собрание», представляющий коллекцию бизнесмена и мецената Давида Якобашвили.
19 июля 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru