The Art Newspaper Russia
Поиск

Выставка «Архив Харджиева» откроется в Москве в октябре

Организованный фондом IN ARTIBUS совместно с РГАЛИ проект впервые покажет собрание легендарного писателя и историка

Николай Иванович Харджиев (1903–1996) смог собрать такую коллекцию произведений искусства и документов о русском авангарде, которую не сумели собрать у себя советские музеи и фонды. Харджиев видел себя не только главным исследователем, но и монополистом на наследие авангарда. Однако сохранить это наследие было не в его силах: престарелого держателя культурных ценностей обманывали и обирали не раз — как в советские, так и в постсоветские времена, как иностранцы, так и соотечественники. О драме ученого-коллекционера говорилось и писалось немало в середине 1990-х годов, в разгар ее последнего акта. Теперь, по прошествии более 20 лет со дня смерти и в связи с открытием его законсервированных архивов, имя Харджиева вновь на слуху — благодаря выставке в фонде IN ARTIBUS и началу публикации текстов.

В жизни Николая Ивановича Харджиева было время, когда он собирал и когда разбрасывал. Не камни, разумеется, о которых говорится в Писании, но в известном смысле священные для русской культуры первокирпичики. Речь идет о письмах, дневниковых записях, фотографиях, автографах, картинах, рисунках и даже всевозможных почеркушках, принадлежавших и подаренных этому дотошному хранителю Давидом Бурлюком, Алексеем Кручёных, Михаилом Ларионовым, Эль Лисицким, Казимиром Малевичем, Михаилом Матюшиным, Владимиром Маяковским, Ольгой Розановой, Владимиром Татлиным, Павлом Филоновым, Даниилом Хармсом, Велимиром Хлебниковым и многими другими известными и не слишком известными мастерами; из этого гигантского архива можно было бы заново сложить или как-то реконструировать монументальное здание русского авангарда. К этому и были устремлены помыслы его собирателя, приятеля одесских литераторов Эдуарда Багрицкого и Кo (сам Харджиев, выходец из греко-армянской семьи из Каховки, был, образно говоря, «по образованию» одесситом, то есть окончил юридическое отделение местного университета и вращался в местных же богемно-поэтических кругах), знакомца московских и петербургско-ленинградских футуристов и самых разных расцветок авангардистов, но при этом и близкого знакомого Анны Ахматовой и Осипа Мандельштама (хотя они-то были вовсе из другой когорты). У Харджиева был широкий круг знакомств, к тому же он был всеядным собирателем. И при этом еще и недоверчивым и мнительным. Что и сыграло с ним позднее дурную, трагическую шутку. И не один раз.

Николай Иванович, вероятно, представлялся себе последним апостолом, сохранившим священные знания о былых свершениях художественного духа — тексты и другие материальные, ценные для истории свидетельства, которые позднее стали ценными и коммерчески, — единственно достойным, чтобы написать некое евангелие об эпохе русской культуры первой четверти XX века. И он действительно имел на это право: мало оставалось подобных свидетелей тех лет. Харджиев — апостол довольно поздний, поскольку с персонажами своего будущего архива он познакомился в самом конце 1920-х — начале 1930-х, когда переехал из Одессы в Москву. Однако цель он себе наметил грандиозную. Правда, она все время маячила на горизонте, то есть оставалась практически недостижимой (с годами он стал понимать это все отчетливее и потому уже не брался за написание сколько-нибудь больших текстов). Объять необъятный материал ему было не по силам. Николай Иванович зачастую разменивался на мелочи, на уточнения в жизнеописании того или иного из своих любимых героев-современников. Например, он публиковал в многотиражках типа «Химкинской правды» заметки о том, как на самом деле висела на выставке тысяча девятьсот такого-то года картина Малевича и как ее сейчас нужно бы показывать; отмечал, что в такой-то строке у Мандельштама вместо «xxx» нужно поставить «yyy»… И в известном смысле это было правильно и необходимо: какая же наука без выверенной текстологии? Такого фактографического материала у Николая Ивановича было предостаточно, но этот же материал всегда оставался чудовищно несистематизированным. Составители двухтомника Харджиева, готовившегося командой Андрея Сарабьянова в течение четырех лет и вышедшего в Москве в 1997 году, с трудом смогли выудить из его наследия (тогда им пришлось навестить Николая Ивановича в Амстердаме, куда он с супругой к тому времени переехал) кондиционные тексты.

Харджиев был невообразимым накопителем. При этом пути его собирательства не всегда были прямыми и праведными: он брал вещи на «сохранение», подержать, а потом как-то забывал их вернуть. Бывало, их у него со скандалом требовали обратно, как в случае с Надеждой Мандельштам, выбившей из Николая Ивановича рукописи своего покойного супруга, знаменитого поэта, архив, который, впрочем, потом благополучно уплыл в Принстонский университет. Некоторые произведения Харджиев время от времени продавал, чему есть свидетельства ныне здравствующих коллекционеров. Авангард в буквальном смысле питал собирателя, ведь Николай Иванович толком нигде и не работал. Так что образ собирателя-бессребреника не слишком-то получается.

Не доверявший никому и ни в чем в стране, в которой он жил, Харджиев как-то априори верил в Запад — верил в мифическую западноевропейскую порядочность (оставил же в 1927 году Малевич в Германии на попечение Гуго Геринга свою выставку!). Не зная ни одного европейского языка, не представляя себе условий тамошнего образа жизни, Николай Иванович полагал, что со своим архивом и выдающимися картинами Малевича он сможет обеспечить себе приличное существование в цивилизованном мире. Думал так в 1977 году, когда его в первый раз обобрали. Шведский славист (даже имени его не хочется поминать), сославшись на общую знакомую Лилию Брик, наплел ему о благодати, ждавшей его на скандинавском берегу, взамен чего требовалось продать всего-то четырех «малевичей» — что и было сделано, но денег Харджиев так и не получил, как не получил и разрешения на выезд из СССР. Не утратил Николай Иванович эту веру и спустя 16 лет, когда другой славист, уже голландец, нарисовал ему такой же идиллический пейзаж, а немецкая галеристка Кристина Гмуржинская наметила перспективу того, как выбраться из смутной России, не делясь ничем с государством (Харджиев не хотел по примеру Георгия Костаки вступать в сделку с властями). Так собиратель стал участником контрабандной операции, которая удачно совершилась на первом этапе (галеристка вывезла диппочтой часть архива и шесть работ Малевича, за две из которых уплатила порядка $2 млн — не слишком по тем временам соответствующую сумму) и провалилась на втором (остальную часть харджиевских накоплений изъяли у некоего Якобсона на таможне в аэропорту Шереметьево, оттуда она перешла в РГАЛИ).

Временная виза в Нидерландах, висевшая угроза привлечения к суду за контрабанду, окружение опекунов, разных по национальности, но одинаковых по шкурным устремлениям, наконец, смерть супруги Лидии Чаги, внезапно упавшей с лестницы (если это вообще не было убийством), — эти обстоятельства, естественно, сказались на самочувствии Харджиева. Все, что успел сделать 92-летний хранитель, — это выйти из состава учредителей фонда «Харджиев — Чага» и наложить запрет сроком в два десятка лет на ту часть архива, что осталась в России.

Что же, хоть в этом Николай Иванович  не обманулся.

Материалы по теме
Просмотры: 10954
Популярные материалы
1
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
2
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
3
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
4
Осень ветхосоветского модернизма
Спасением монументального наследия позднесоветского времени занимаются в основном градозащитники и отдельные энтузиасты.
15 октября 2018
5
Коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской снова продается
На аукционе Sotheby’s в Лондоне будет представлено более 300 лотов из коллекции великих музыкантов: мебель, ювелирные украшения, произведения русского искусства, книги и музыкальные инструменты.
11 октября 2018
6
Как реставрировались работы Врубеля, Верещагина, Гончаровой, показывает Центр Грабаря
Выставка «Век ради вечного» приурочена к 100-летию Научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря.
11 октября 2018
7
Куратор выставки «Пикассо & Хохлова» Алексей Петухов: «Это очень пронзительная, трагическая и человечная история»
О тайнах семейного сундука, русских письмах, непростых отношениях и появившихся в результате шедеврах рассказал куратор экспозиции в ГМИИ им. А.С.Пушкина, которая откроется 21 ноября.
16 октября 2018
8
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
9
Скандальной скульптуре Джеффа Кунса все-таки нашли место в Париже
Несмотря на протесты парижан, гигантская инсталляция «Букет тюльпанов» в начале 2019 года будет установлена в сквере около Пти-пале. Американский художник подарил скульптуру Парижу в память о жертвах терактов в ноябре 2015 года.
15 октября 2018
10
Музей Виктории и Альберта открыл собственный центр фотографии
Центр станет одним из немногих мест, где можно будет увидеть раннюю фотографию рядом с современной
12 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru