The Art Newspaper Russia
Поиск

Саша Пирогова: «Хочется сказать, что это не страшно»

В новой работе «Сад» для павильона России на 57-й Венецианской биеннале художница с помощью танца и видео обращается к вечным вопросами мироздания

Как вышло, что вы стали художницей? Вы ведь окончили физфак Московского государственного университета?

В школе я училась в математическом классе, откуда традиционно все шли на три факультета МГУ: механико-математический, вычислительной математики и кибернетики и физический. Мне почему-то интуитивно хотелось пойти на физфак. Художником я не то чтобы решила стать в один момент, это долго назревало. Параллельно с учебой в университете я начала танцевать. Где-то на четвертом курсе поняла, что физика вряд ли станет моим будущим.

Как вы занялись видео и перформансом?

Я думала, что займусь science art (англ. «научное искусство»), потому что физфак к этому располагал, и не воспринимала свои занятия танцем как ресурс для художественной работы. Это как-то случайно получилось. Перед поступлением в Школу Родченко я уехала в Ярославль на первую лабораторию по видеотанцу Brain Dance; там мы с Анной Нориной сняли минутное видео, и я его отложила. А потом Кирилл Преображенский, на курсе у которого я училась, предложил послать это видео на фестиваль сверхкороткого фильма, и его взяли.

А как вы подбираете участников своих видео?

В самых первых работах у нас было небольшое сообщество людей со схожим танцевальным опытом: мы не были профессионалами, пришедшими из танца. Это обстоятельство придавало тому, что мы делали, свежесть и легкость. Когда я вышла за кадр, начался уже другой процесс. Если раньше критерием было просто теплое отношение друг к другу, которое транслировалось в видео, то дальше началась более дистанцированная работа. В этом есть свои плюсы: если я не знаю человека, я могу воспринимать его как персонаж, считывать его визуально. Мне проще встать на место зрителя, когда я не знаю человека. Например, в Agon, где я впервые работала с незнакомыми людьми, все происходило потоком: я нашла оператора, он подсказал первого участника, Арсена Каракозова, который выступает в Большом театре. Арсен устал от жесткой структуры, и ему хотелось чего-то нового. Мне было важно не столько то, каким именно будет движение, сколько то, что оно будет транслировать. Дальше я нашла трех стрит-танцоров из группировки «Фарфор», и получилась интересная смесь трех людей из одной среды и одного — из совершенно другой. С одной стороны, это случайность, но с другой — случайность подготовленная.

Как вы ставите хореографию?

Я отталкиваюсь от того, что на данный момент в хореографии не существует вертикальных связей. Конечно, есть хореограф, у него есть идея, но он, скорее, направляет участников, а материал всегда создается вместе. В подборе участников мне важно, как они думают и как они двигаются. Для последней работы Mono (2016) — это был долгий процесс — я сначала собрала один состав, поняла, что все ушло не туда, и начала искать людей по-другому принципу. Это пять человек с разным бэкграундом, соответственно, по-разному думающих и по-разному реализующих это в своих движениях. Ну и самое важное для меня — персональный контакт, когда я понимаю, что мы похоже мыслим и нет никаких ограничений и блоков.

Расскажите о своей работе для Венеции? Это видео?

Мне в последнее время не очень нравится говорить «видео», потому что представляется нечто-то четырехугольное, замкнутое на самом себе и то, что может быть показано где угодно. Я воспринимаю свои работы чуть шире: если что-то находится в пространстве, то оно с этим пространством будет взаимодействовать. Тема всего павильона — «Театр жизни и смерти». Я в рамках этой темы пришла к взаимодействию со светом. Есть свет, и есть… не то чтобы тьма, а отсутствие света, нечто, где его просто недостаточно, и это можно осветить. Моя работа — последняя в павильоне. Если начало у Гриши Брускина драматичное, продолжение у Recycle Group тоже, то передо мной стоит задача вывести зрителя по гиперболе к свету.

Как вы думаете, почему именно вас выбрали третьей участницей павильона?

Мне кажется, потому, что я хороший художник. Я могу сказать, почему я участвую: мне эта тема очень интересна, кажется важным сказать о ней в позитивном ключе. У нас достаточно драматичное восприятие: есть жизнь, а есть что-то мрачное, непонятное и страшное. Хочется просто сказать, что это не страшно.

Материалы по теме
Просмотры: 6227
Популярные материалы
1
Приключения русского авангарда в Генте
Выставка в бельгийском музее поразила экспертов. Откуда взялись неизвестные прежде произведения русских художников-авангардистов, выясняла наш корреспондент Наталья Шкуренок.
15 января 2018
2
Открытое письмо экспертов по поводу выставки «Русский модернизм» в Музее изящных искусств в Генте
Ученые, кураторы и арт-дилеры считают показанные на выставке работы мастеров русского авангарда «вызывающими множество вопросов».
15 января 2018
3
Алена Долецкая стала креативным консультантом Третьяковки
В новой должности она займется продвижением выставок
16 января 2018
4
Выставка «Рисунки скульпторов. Роден. Майоль. Деспио» пройдет в фонде IN ARTIBUS
Проект впервые представит публике серию из 50 рисунков Майоля 1916 года, а также работы редкого для российских музеев Шарля Деспио.
16 января 2018
5
Найден неизвестный ранее рисунок ван Гога
Находка помогла атрибутировать другую работу художника.
17 января 2018
6
В Иране открылся первый музей, посвященный художнице
Ретроспектива Монир Шахруди Фарманфармаян разместилась в бывшем дворце в Тегеране.
16 января 2018
7
Катрина Нейбурга: «Если отличную идею не удалось воплотить за полгода, я брошу ее и примусь за что-то еще»
Латвийская художница и сценограф о будущем проекте для I Рижской биеннале современного искусства (состоится в июне 2018 года), эзотерическом шорт-листе, любви к классической музыке и парикмахерам.
16 января 2018
8
Три выставки недели
Живописец Павел Корин в Новой Третьяковке, фотографии Бориса Кустодиева в Мультимедиа Арт Музее и «Учреждение культуры» в Stella Art Foundation.
19 января 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru