The Art Newspaper Russia
Поиск

Экскурсия на пуантах

Когда ищут антипод современному искусству с его экспериментами и сознательным небрежением исполнением, обычно называют классический балет — вот там традиции, вот там мастерство! Однако пример британца Уэйна Мак-Грегора доказывает, что противоположности сходятся. Он ставит балеты не только для Ковент-Гардена и Большого театра, но и для современных музеев.

Один из таких балетов могли наблюдать счастливчики, приглашенные в Collezione Maramotti — музей современного искусства в итальянском городке Реджо-Эмилия. Спектакль Scavenger шел всего два дня, 16 и 17 ноября прошлого года (каждый день по два представления), и был сочинен Уэйном Мак-Грегором и его труппой Random Dance специально для этого места, то есть имел художественный статус инсталляции, которую потом нельзя просто «передвинуть» в другой музей или перенести, как обычный балет, на другую сцену. Всего четыре показа, а альше только запись в архиве музея! С точки зрения присутствовавших на представлении балетных критиков, это было непозволительной роскошью: вопреки скепсису зрителей, предполагавших, что Мак-Грегор с товарищами ограничатся парой дежурных па, экономя силы для параллельного выступления в местном Театре Валли с балетом Atomos, Scavenger оказался полноценным часовым зрелищем с сотнями сложнейших движений и непредсказуемыми траекториями десяти танцовщиков. И конечно, со специально написанной к нему музыкой — нервной, слегка рваной композицией группы Zoviet France.

Действительно, щедрый жест со стороны одного из самых востребованных в мире хореографов, ставившего, помимо своего родного Ковент-Гардена (где он работает с 2006 года в должности приглашенного хореографа),
для Ла Скала, Штутгартского балета, балета New York City, парижской Национальной оперы и Большого театра. Хотя в случае с Большим гораздо громче прозвучало не то, что он поставил там свой балет Chroma в 2011 году, а то, что он год назад отказался ставить Весну священную Игоря Стравинского, после того как случилась скандальная трагедия с нападением на художественного руководителя балета Большого Сергея Филина. Однако сейчас Мак-Грегор ведет переговоры и с Большим, и с Мариинским театрами о новых проектах, а его свежайший мировой хит Atomos можно будет увидеть в Москве в марте в программе фестиваля «Золотая маска».

Scavenger не первый случай внедрения МакГрегора в художественную среду. Нечто подобное он уже делал для Центра Помпиду и галерей Saatchi и Hayward. Да что там, он даже ухитрился создать балет по мотивам живописи Фрэнсиса Бэкона: Анатомия чувств, посвящается Фрэнсису Бэкону была показана в Парижской опере в 2011 году. Если искать какие-то аналогии тому, что называется рисунком танца, то у Мак-Грегора этот рисунок действительно похож на бэконовские штудии, при взгляде на которые вспоминается балетный термин «выворотность» — это почти мучительные, невозможные движения, но доведенные хореографом до такой законченности, что они уже становятся гармоничными. Впрочем, в отношении хореографии Мак-Грегора критики любят употреблять другое слово — «бескостный», возникшее в применении к феноменальным физическим данным самого основателя труппы, очень рослого, худощавого и гибкого. И к сожалению, к своим 43 уже закончившего карьеру танцовщика. На вопрос, повлиял ли как-то Бэкон на его эстетику, Мак-Грегор отвечает: «Конечно, этой мой любимый художник, как, впрочем, и многие другие. Да и Люсьена Фрейда я люблю. У меня собаку даже зовут Фрейд!»Однако славу Мак-Грегор снискал тем, что впу- стил в балет не столько живопись, сколько видеоарт. Многие из его знаменитых спектаклей построены на диалоге живых танцовщиков и их виртуальных, дигитальных двойников. И это не просто декоративный элемент — МакГрегор увлечен сотрудничеством с учеными, например с нейрофизиологами, которые изучали его мозговую деятельность, в то время как он сочинял движения. Научные изыскания Мак-Грегора были представлены недавно в Лондоне на выставке под названием Мыслитьтелом. Ее главным экспонатом стала компьютерная программа, написанная на основе видеозаписей репетиций, синтезирующая еще одного, искусственного и идеального танцовщика. Зрителям балета Atomos раздают 3D-очки, чтоб оценить эти видеоэффекты. Впрочем, очки хочется во время спектакля снять, чтобы получше разглядеть живых исполнителей. Это желание сполна удовлетворяет Scavenger: между зрителями и танцовщиками тут не было никакой театральной дистанции. Когда десять человек труппы (пять юношей, пять девушек) выстроились перед началом спектакля в одном из залов бывшей фабрики Max Mara, ставшей пристанищем коллекции основателя марки Акилле Марамотти, на миг показалось, что это обычный перформанс. Одетые, или точнее полуодетые, в нечто вроде нижнего белья телесного цвета разных оттенков, очень тонко подобранных к оттенкам кожи членов труппы, составляющих настоящий интернационал (у Мак-Грегора танцуют выходцы из нескольких стран, от азиатов и арабов до латиноамериканцев), они смотрелись живыми скульптурами на фоне таких же обнаженных итектуры прошлого века. Эта мизансцена напомнила о перформансах Ванессы Бикрофт, выстраивавшей похожим образом, в роли экспонатов, обнаженных девушек в залах музеев. Но у Бикрофт девушки стояли по стойке смирно в течение часов. И сходство их с британской труппой длилось буквально несколько секунд — до того, как танцоры начали стремительно двигаться. И вот тут, хотя они были в кроссовках, а не на пуантах, у присутствовавших возникло ошеломительное ощущение, что они находятся прямо на сцене во время представления какой-нибудь Баядерки, рискуя подвернуться под горячую ногу или руку исполнителей. Зрители с трудом успевали не только передвигатьс за танцорами, перемещавшимися от экспоната к экспонату, разбегавшимися и вновь собиравшимися вокруг инсталляций и скульптур, танцевавшими и на лестнице, соединяющей этажи, но даже следить глазами за действием, одновременно происходящим в разных углах залов. Танцоры выглядели бригадой эксцентричных экскурсоводов, объясняющих на пальцах, чисто пластически, смысл той или иной работы. Именно таков и был замысел хореографа, именно этим отчасти и объясняется странное название Scavenger, которое можно перевести как «питающийся падалью». Временами чудилось, что это не солисты балета, а стая нетерпеливых молодых стервятников, жадно набрасывающихся на пищу. По словам Мак-Грегора, каждый из членов труппы в танце пытался выразить свое отношение к находящимся в коллекции Марамотти произведениям. Естественно, не ко всем. Потому что их несколько сотен. Они представляют интернациональную художественную сцену последних 50 лет: есть работы и Фрэнсиса Бэкона, и многих других европейских и американских звезд — Жан-Мишеля Баскиа, Джулиана Шнабеля, Герхарда Рихтера, Ансельма Кифера, Пьеро Мандзони. Но было выбрано лишь несколько. Неожиданно выглядело, например, мужское соло в звуковой инсталляции Вито Аккончи 1970-х годов: танцовщик забился в тесную комнатку, конвульсивно принимая звуковую волну — произносимые нон-стоп голосом художника слова I love you — и лишь иногда показываясь зрителям. В одном из эпизодов Мак-Грегор напустил театральной атмосферы, окутав дымом зал, где под потолком парит гигантская черная лодка с парусом уроженца Реджо-Эмилии Луиджи Пармиджано, названная в память главного живописца-романтика Каспар Давид Фридрих. Это один из хитов коллекции, под которым, как под грозовой тучей, сходились и расходились мужские и женские пары, создавая все новые дуэты и новые отношения. Уэйн Мак-Грегор, несмотря на статус молодого классика (недавно орденом Британской империи его отметила и английская королева), остается открытым к приключениям. Он готов и поставить видеоклип для группы Radiohead (с 2011 года ролик Цветок лотоса снискал на YouTube 22 млн просмотров), и придумать движение для фильма Гарри Поттер и кубок огня. После спектакля, отвечая на вопрос, не хотел бы он сделать специальный балет для какого-нибудь из российских музеев, Уэйн МакГрегор, лукаво улыбаясь, говорит: «Я бы с удовольствием сделал что-то для Эрмитажа или для Даши (Жуковой. — TANR), ну то есть для «Гаража». Если меня, конечно, позовут».

Просмотры: 2023
Популярные материалы
1
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
2
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
3
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
4
Осень ветхосоветского модернизма
Спасением монументального наследия позднесоветского времени занимаются в основном градозащитники и отдельные энтузиасты.
15 октября 2018
5
Коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской снова продается
На аукционе Sotheby’s в Лондоне будет представлено более 300 лотов из коллекции великих музыкантов: мебель, ювелирные украшения, произведения русского искусства, книги и музыкальные инструменты.
11 октября 2018
6
Как реставрировались работы Врубеля, Верещагина, Гончаровой, показывает Центр Грабаря
Выставка «Век ради вечного» приурочена к 100-летию Научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря.
11 октября 2018
7
Куратор выставки «Пикассо & Хохлова» Алексей Петухов: «Это очень пронзительная, трагическая и человечная история»
О тайнах семейного сундука, русских письмах, непростых отношениях и появившихся в результате шедеврах рассказал куратор экспозиции в ГМИИ им. А.С.Пушкина, которая откроется 21 ноября.
16 октября 2018
8
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
9
Скандальной скульптуре Джеффа Кунса все-таки нашли место в Париже
Несмотря на протесты парижан, гигантская инсталляция «Букет тюльпанов» в начале 2019 года будет установлена в сквере около Пти-пале. Американский художник подарил скульптуру Парижу в память о жертвах терактов в ноябре 2015 года.
15 октября 2018
10
Музей Виктории и Альберта открыл собственный центр фотографии
Центр станет одним из немногих мест, где можно будет увидеть раннюю фотографию рядом с современной
12 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru