The Art Newspaper Russia
Поиск

Баухаус: стройка светлого будущего, ставшая настоящим

Знаменитая школа дизайна ХХ века скоро отметит свой столетний юбилей

Марианна Брандт. Автопортрет-отражение. В мастерской Баухауса. 1928–1929 / © Bauhaus-Archiv Berlin / A.D.A.G.P. 2016

Марианна Брандт. Автопортрет-отражение. В мастерской Баухауса. 1928–1929 / © Bauhaus-Archiv Berlin / A.D.A.G.P. 2016

Меньше чем через три года Баухаус отметит 100-летие, но парижский Музей декоративного искусства дальновидно решил не дожидаться круглой даты, чтобы не затеряться в череде юбилейных выставок, и чествует самую влиятельную арт-школу XX века уже сейчас. «Дух Баухауса» кураторы выразили почти тысячей экспонатов: макеты, рисунки и живопись, бытовые предметы и мебель выступают живыми свидетелями творческой неуемности как преподавателей, так и учеников.
Высшую школу строительства и конструирования Bauhaus (дословно с нем. — «строить дом») основали в 1919 году в немецком Веймаре, на пепелище Первой мировой войны, после которой Германия, некогда сильнейшая европейская экономика, лежала в руинах. Теперь было очевидно, что если строить, то только утопию, мечту о будущем. Ее единица — идеальное здание, где слились бы архитектура, скульптура и живопись. Этот вектор провозгласил первый директор школы немецкий архитектор Вальтер Гропиус. А его идейными вдохновителями были художник и социалист Уильям Моррис, архитекторы Петер Беренс и Анри ван де Вельде, основатели венского Сецессиона Коломан Мозер, Йозеф Хоффман и многие другие. Новая архитектура, а вслед за ней мебель и бытовые предметы отказывались от классических изысков и ориентировались на массового потребителя, так как целью стало строительство счастливого будущего для всего человечества. Нагие конструкции, лаконичные линии и формы во многом перекочевали из искусства Японии и Китая, которое было отлично известно в Германии. Из этих влияний, например, сложились гордые кофейники Теодора Боглера и лампы и чайники Марианны Брандт. Под влиянием даосизма, как утверждают кураторы выставки, Иоханнес Иттен вывел свои аксиомы форкурса, а Василий Кандинский проникся контрастами и ритмами. Кандинский преподавал живопись, Пауль Клее — витражное искусство, но их идеи совсем не разделял следующий директор Баухауса швейцарский архитектор и коммунист Ханнес Мейер. Впрочем, это было в порядке вещей. Согласия ни среди «одноклассников», ни среди «учителей» не было, спорили обо всем: нужны ли машины или можно обойтись ручным трудом, как завещал Гропиус? пролетариат они или все-таки элита? Зато так вернее разрушались академические традиции. Раздел выставки, посвященный процессу и результатам четырехлетнего обучения в Баухаусе, буквально напичкан часами, коврами, скульптурой, посудой, керамическими безделушками, рекламными афишами, фотографиями, театральными зарисовками и прочими дизайнерскими штуковинами, которые выходили из учебных мастерских с 1919 по 1933 год. Важной вехой в краткой истории Баухауса стала первая большая выставка 1923 года. Она имела колоссальный успех, повлияв в том числе на развитие производства. Гропиус был вынужден даже сменить девиз школы на «Искусство и технологии: новое единство». Но постепенно «храм социализма», как когда-то окрестил Баухаус Оскар Шлеммер, начал трещать по швам. Сменил месторасположение (из Веймара переехав в Дессау, оттуда в Берлин), двух директоров (после Гропиуса и Мейера пришел Людвиг Мис ван дер Роэ). А в 1933 году с приходом к власти нацистов Баухаус закрыли.

В завершение выставки кураторы дают слово современному французскому художнику Матье Мерсье, лауреату Премии Дюшана и большому поклоннику Баухауса, и тот на современных примерах (помимо него в проекте участвуют почти полсотни художников, родившихся после 1960 года), как на пальцах, демонстрирует, что же великая школа XX века дала искусству века XXI.

Музей декоративного искусства
Дух Баухауса

До 26 февраля 2017

Просмотры: 2498
Популярные материалы
1
Марсель Дюшан: «Я хотел найти точку безразличия»
Мы публикуем на русском языке отрывки из уникального телевизионного интервью Марселя Дюшана, которое он дал ведущей Джоан Бейквелл в прямом эфире телеканала ВВС 5 июня 1968 года. Это было 50 лет назад, за несколько месяцев до кончины художника
13 июля 2018
2
Музей может обидеть каждый
Обсуждение проблемы нелегальных экскурсий прошло в Третьяковке вяло, но скандал в соцсетях должен на нем закончиться. Невозможно больше скандалить.
16 июля 2018
3
Айке Шмидт: «Уффици изначально был задуман как универсальный музей»
Директор Галереи Уффици Айке Шмидт, первый иностранец на этом посту, рассказывает о внедренных им в легендарный музей новшествах и о том противодействии, которое они встречают.
16 июля 2018
4
Российский предприниматель Владимир Щербаков подал иск против швейцарского арт-дилера
В Женеве началось следствие по уголовному делу о продажах по завышенным ценам десятков произведений искусства, в том числе Пикассо и Матисса, в ходе которых посредник присвоил €38 млн.
13 июля 2018
5
Полторы комнаты Бродского превращаются в полторы квартиры
Сделан решительный шаг на пути создания музея Иосифа Бродского: выкуплена квартира, соседняя с мемориальной, что дает возможность открыть музей.
18 июля 2018
6
Фабрицио Плесси: «Я обладаю чувством потока, я текучий, подвижный, толерантный, открытый»
79-летний пионер медиаарта Фабрицио Плесси, выставки которого открыты сейчас в Москве, в ГМИИ им. Пушкина, и в Венеции, может позволить себе критиковать и старое, и современное искусство. Подробности — в интервью TANR
17 июля 2018
7
Музеи Кремля отправят в Лондон «Военное» яйцо Фаберже с сюрпризом
Проект «Последний царь: кровь и революция», посвященный 100-летию со дня расстрела российской императорской семьи, представит лондонский Музей науки.
17 июля 2018
8
Биеннале современного искусства в квадрате
Четыре биеннале современного искусства нынешнего лета позволяют совершить кругосветное путешествие: Рига - Палермо - Берлин - Лос-Анджелес.
16 июля 2018
9
Венецианская биеннале в 2019 году пройдет под знаком проклятия
Темой главной выставки стало псевдокитайское изречение «Не дай вам бог жить в эпоху перемен».
16 июля 2018
10
Дмитрий Цаплин: скульптор, не вписавшийся в эпоху
Дмитрий Цаплин имел больший успех в Европе, чем в СССР, а в наши дни его наследие стало жертвой криминала. После долгих мытарств уцелевшие работы оказались в Третьяковской галерее. Вопрос — надолго ли?
18 июля 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru