The Art Newspaper Russia
Поиск

Страдания жены Лисицкого

Драма Софи Лисицкой-Кюпперс и ее картин в трех действиях: искусствоведческий детектив времен Третьего рейха, ГУЛАГа и эпохи постмодерна

Приор И. Завещание Софи: От Ганновера до Сибири. Трагическая история Софи Лисицкой-Кюпперс и ее похищенных картин / Пер. с нем. Е. Леенсон, Д. Андреева. Новосибирск: Свиньин и сыновья, 2016. 352 с.

Приор И. Завещание Софи: От Ганновера до Сибири. Трагическая история Софи Лисицкой-Кюпперс и ее похищенных картин / Пер. с нем. Е. Леенсон, Д. Андреева. Новосибирск: Свиньин и сыновья, 2016. 352 с.

В пятницу 13 июля 2001 года Йен Лисицкий подал иск против Фонда Бейелера в базельский гражданский суд. «Мощное здание суда, чья грозная тень падает на маленькие средневековые домики, которыми застроены тесные улочки старого города, в том числе и Боймляйнгассе, 9, где расположена галерея Бейелера, стало сценой, на которой развернулся самый крупный после войны процесс, посвященный краденым произведениям искусства. Пятьдесят лет спустя Эрнста Бейелера все-таки настигло прошлое…»

У драмы, рассказанной в этой книге, три действия. Они разворачиваются на многих сценах, разделенных тысячами километров. Началась эта история в Германии в конце позапрошлого века, а закончилась... нет, не закончилась и по сей день. Она продолжается, хотя главная ее героиня, галерист и искусствовед Софи Лисицкая-Кюпперс (1891–1978), уже без малого 40 лет покоится на новосибирском кладбище. Третий акт этой драмы, скорее, детективный. Первые два — трагические.

Истцом, подавшим иск против Эрнста Бейелера, одного из богатейших людей Швейцарии, миллиардера и основателя собственного музея, был сын Софи и выдающегося русского художника-авангардиста Эль Лисицкого (1890–1941). Йен Лисицкий требовал возвратить ему одну из картин, ранее входивших в коллекцию его матери, — ранний шедевр Василия Кандинского Импровизация № 10. Бейелер купил ее у нацистов, распродававших конфискованные у законных владельцев произведения «дегенеративного искусства». Импровизацию № 10 Йен Лисицкий так и не получил. Она осталась в музее Фонда Бейелера под Базелем, а ему, наследнику владелицы, выплатили компенсацию. Но по крайней мере эта картина была найдена. А ведь в коллекции матери Йена их было 13. Где остальные?

Впрочем, речь в книге даже не столько о живописи, сколько о судьбах: авангардных идей в искусстве ХХ века, картин из коллекции... Но прежде всего о судьбе самой Софи Лисицкой-Кюпперс, главной героини книги немецкой писательницы Ингеборг Приор. Это именно ее жизнь протянулась «от Ганновера до Сибири».

Оба мужа Софи остались в истории живописи ХХ века. Первый, искусствовед Пауль Эрих Кюпперс (1889–1922), возглавлял в Ганновере Общество Кестнера, покровительствовавшее авангардистам. Вместе с мужем Софи собрала коллекцию картин Пауля Клее, Пита Мондриана, Фернана Леже, Карла Шмидта-Ротлуфа, Альбера Глеза, Василия Кандинского... Со смертью Эриха от «испанки» окончился первый, счастливый акт ее жизни. Но в том же году она встретила Эль Лисицкого, первого в своей жизни русского авангардиста. Так начался второй акт, на первых порах тоже счастливый.

Софи, захваченная искусством Лисицкого, в 1923 году устроила в Ганновере его выставку. Она произвела сильнейший эффект. «С его приходом, — вспоминала современница, — подул пронизывающий ветер конструктивизма. Он очистил воздух от экспрессионистского угара, на смену которому пришли циркуль и линейка». В 1927 году Софи с двумя сыновьями от первого брака уехала к Лисицкому в Москву, оставив коллекцию на хранение в Провинциальном музее Ганновера. Ей предстоит совместная работа с мужем, счастье, рождение сына Йена, утрата связей с родиной, страх перед арестом, побег старшего сына из СССР на Запад, гибель среднего в лагере, смерть мужа от туберкулеза и скорое его забвение, ссылка с младшим сыном в Новосибирск, где она останется до конца жизни.

Ей предстоит вернуть Лисицкого из забвения: написать первую монографию, которая выйдет в Дрездене в 1968-м (на русском она не издана до сих пор), организовать в Новосибирске его выставку (1967), передать графические листы в Третьяковку.

О судьбе коллекции Софи долгие годы ничего не знала. Лишь в 1958-м, послав в музей запрос, получила ответ: картины конфискованы нацистами и утеряны. Поверить было невозможно. Софи не поверила — и оказалась права. Нацисты понимали: «дегенеративное искусство» можно выгодно продать.

«И начались (как правило, при посредничестве одних и тех же дельцов) крупные сделки с заграницей. В первую очередь — с США».  Незадолго до смерти Софи составила список пропавших полотен, завещав сыну вернуть их. Эти холсты — персонажи третьего акта драмы. Здесь читатель много узнает о том, как разыскиваются произведения искусства, какими юридическими процедурами обставлено их возвращение (или невозвращение) законным владельцам. Финал открыт: найдено не все. Но надежда остается.

Таким образом, книга эта не только об идеях и художественных практиках в авангардном искусстве, не только о трагическом ХХ веке, растоптавшем судьбы всех героев этой истории. Она еще и о надежде. Главное же — о любви, верности и смерти.

Материалы по теме
Просмотры: 6588
Популярные материалы
1
Чтение на каникулах: лучшие тексты The Art Newspaper Russia
Редакция The Art Newspaper Russia уходит на каникулы, и, пока до 20 июля сайт не будет обновляться, предлагаем вспомнить некоторые из наших лучших материалов.
03 июля 2020
2
Ладно ль за морем иль худо?
Третья и четвертая волны художественной эмиграции — сначала из Советского Союза, потом из России — никогда еще не были описаны всесторонне и фундаментально. Попытку это сделать предприняла Зинаида Стародубцева.
03 июля 2020
3
Снова к морю
Роскошные отели сети Baglioni Hotels & Resorts в Пунта-Але предлагают уединенный отдых среди высоких сосен и белых песков на побережье Тосканы.
03 июля 2020
4
Bone, Эльза и Tiffany: полвека вместе
Tiffany & Co. представляет специальную серию легендарных браслетов Еlsa Рeretti Вone Сuff.
03 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru