The Art Newspaper Russia
Поиск

Увидеть Америку стало проще, но общая картина в новом музее Whitney ускользает

Новое здание Музея Уитни по проекту Ренцо Пьяно открылось выставкой «Америку трудно увидеть», самой масштабной в истории музея, но не всем из 600 работ уютно на новом месте

Когда в 1918 году Гертруда Вандербильт-Уитни основала в Гринвич-Виллидже то, что называли клубом-студией Уитни, это пространство служило местом встреч и общения входивших в клуб художников. Однако в 1930 году, после того как Метрополитен-музей отказался принять от нее в дар более 500 произведений художников ее круга, Вандербильт-Уитни поставила перед собой более масштабную задачу — выставлять и собирать американское искусство, которое тогда было негде увидеть.

Вопрос о поиске достаточно просторной площадки встал перед Музеем американского искусства Уитни почти сразу после формирования собрания. Музей, коллекция которого насчитывала в то время около 1,6 тыс. произведений, получил чуть более 2,8 тыс. м2, переехав в здание на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке, построенное в 1966 году выпускником Баухауса Марселем Бройером.

И все же коллекция росла в геометрической прогрессии. К 2010 году она насчитывала около 20 тыс. объектов, ей стало тесно в «перевернутом зиккурате» Бройера, как его часто называли. Строились планы по расширению этой серой гранитно-бетонной постройки, но в конце концов члены правления и доверительные собственники приняли решение заказать новое, более просторное здание.

Название Америку трудно увидеть открывшейся в мае первой выставки Музея Уитни явно никак не связано с пейзажами, которые можно наблюдать из нового здания в манхэттенском районе Митпэкинг. Как только вы входите в его ворота на Гансевоорт-стрит, перед вами открываются панорамные виды. И чем выше вы поднимаетесь, тем более впечатляющими они становятся. За широкими окнами на западной стороне музея, спроектированного итальянцем Ренцо Пьяно, плещется Гудзон; на восточной стороне с четырех открытых террас видны оживленные улицы и эффектная линия горизонта.

Название выставки отсылает к двум ключевым для музея вопросам: кого можно считать американским художником и что такое американское искусство? О выставке, которую организовала старший куратор музея Донна Де Сальво совместно со Скоттом Роткопфом, Даной Миллер и Картером Фостером с Джейн Панетта, Кэтрин Тафт и Мией Каррэн, говорится, что она предлагает увидеть постоянную коллекцию музея в «новой перспективе». Де Сальво и ее команда долго и старательно обдумывали, как следует систематизировать и демонстрировать коллекцию. С 1974 по 1990 год, когда директором был Томас Армстронг III, музей определял американского художника как человека, имеющего американский паспорт либо являющегося постоянным легальным резидентом страны. В Америку трудно увидеть, напротив, вошли произведения не только граждан США, но и иностранцев, некоторое время работавших в стране. Кураторов не беспокоит, что в Америке живет не один народ и что она простирается на два континента. Это особенно странно, учитывая, что стихотворение Роберта Фроста 1951 года, к которому отсылает название выставки, подразумевает более широкий в географическом отношении взгляд.

Выставка систематизирована в хронологическом порядке и состоит из 23 четко разграниченных тематически частей, каждая из которых носит название одной из вошедших в нее работ. На этой, самой масштабной в истории Музея Уитни выставке показано более 600 произведений 400 художников, исследующих убеждения и идеи, увлекавшие тех, кто работал в США после 1900 года.

Переезд на новое место, несомненно, пошел музею на пользу. Однако многие ключевые работы конца 1960-х — 1970-х смотрятся в здании Пьяно далеко не так хорошо, как на Мэдисон-авеню. Действительно, минимализм — если в Америке когда-либо было художественное движение, то это именно он — вырос вместе со зданием Бройера и чувствует себя в его галереях как дома. Системно расположенные объекты Дональда Джадда, модулярная скульптура Карла Андре, раннее творчество Ричарда Серры с его грубыми, необработанными материалами рифмуются с эзотерической аскетичностью старой бруталистической архитектуры. Секции с Алогоном (1966) Роберта Смитсона открыто отсылают к фасаду в виде перевернутой ступенчатой пирамиды.

Эти объекты теряют свое первоначальное значение в помещениях нового здания с его открытыми пространствами и воздушной атмосферой. То же касается и произведений, созданных в пику грубости напоминающего крепость здания Бройера, в том числе Без названия (Веревочное произведение) (с 1970) Евы Гессе или Непрерывное и связанные виды деятельности (1967) Барри Ле Ва. Кроме того, встает вопрос о том, что делать с еще сильнее привязанными к конкретной площадке произведениями из коллекции вроде Тряпичная завеса — Черный прямоугольник — Естественный свет (1977) Роберта Ирвина, Жилища (1981) Чарльза Саймондса или отмеченного Премией Баксбаума проекта Майкла Ашера 2010 года, для которого Биеннале Уитни была открыта круглосуточно. Здание Бройера неотделимо от значительной части демонстрировавшегося в нем искусства и наоборот.

Музей Уитни сдал здание на Мэдисон-авеню в аренду Метрополитен-музею на год. Будем надеяться, что по окончании срока он вернет его себе, чтобы снова экспонировать в нем часть коллекции. Если он не сделает этого, будущим поколениям может быть трудно увидеть некоторые главы истории американского искусства.


Капиталистическое соревнование

В начале XX века семейные кланы миллиардеров рвались увековечить свои имена не только в промышленности, но и в искусстве. Через океан пышным цветом цвела Европа: идей много, денег — мало. Америке хотелось тех же красок, и средств у нее для этого было достаточно. Так в конце 1920-х — начале 1930-х годов три богатейшие семьи — Рокфеллеры, Вандербильты-Уитни и Гуггенхаймы — одна за другой стали открывать свои музеи. MoMА Эбби Элдрич Рокфеллер и ее приятельниц-меценаток бросил вызов консервативной политике американских музеев, и все силы и деньги были направлены на поддержку нового искусства, в основном европейского происхождения. Музей нефигуративной живописи (сегодняшний Музей Соломона Гуггенхайма, упрятанный в здание-улитку напротив Центрального парка в Нью-Йорке) выступил с позиций эксперта по европейским абстракционистам и авангардистам. Так у Гуггенхаймов оказалось завидное собрание Василия Кандинского. Для Музея Уитни они, конечно, были конкурентами, но лишь отчасти. Дело в том, что Гертруда Вандербильт-Уитни, по сути, стала первым коллекционером чисто американского искусства. Она считала, что пришло время выйти из тени европейцев, что американцам нужно работать самостоятельно, без оглядки на кого-либо. Пусть Европу накрывают волны импрессионизма, фовизма, кубизма — в Америке же будет штиль качественного реализма. Гертруда решительно поставила на молодых и не прогадала: в ее студии и на ее деньги работали Джон Френч Слоан, Роберт Генри, Эдвард Хоппер, Пегги Бэкон, Стюарт Дэвис. Сегодня они классики американского искусства. И по полноте коллекции американского искусства Музею Уитни нет и не было равных.

Просмотры: 3095
Популярные материалы
1
Больше чем мех
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию.
05 декабря 2019
2
Маурицио Каттелан продает бананы на Art Basel Miami
Новый арт-объект художника-хулигана — «Комедиант» в виде обычного банана, прилепленного к стене скотчем, — продан в самом начале работы ярмарки Art Basel Miami за $120 тыс. Если будут проданы все три экземпляра работы, выручка составит $360 тыс.
06 декабря 2019
3
Украденные 40 лет назад картины Брейгеля, Гольбейна, Халса нашли в Германии
Полотна, похищенные из музея в замке Фриденштайн в 1979 году, пытались вернуть за выкуп.
09 декабря 2019
4
Мировой арт-рынок достиг второго по величине уровня оборота за последние десять лет
Оборот рынка в прошлом, 2018 году составил $67,4 млрд, напоминает совместный отчет ярмарки Art Basel и банка UBS в преддверии итогов 2019 года.
05 декабря 2019
5
Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»
Куратор выставки Марка Шагала в музее «Новый Иерусалим» Екатерина Селезнева рассказала нам о том, как распознать подделку, о редких экспонатах из Ниццы и музах художника.
05 декабря 2019
6
Коллекционеры выбирают «уличных художников»?
Рекордная продажа работы Бэнкси на лондонских торгах Sotheby’s осенью 2019 года в очередной раз доказала: сила Instagram и новое поколение покупателей искусства переворачивают арт-рынок с ног на голову.
05 декабря 2019
7
У братьев-прерафаэлитов нашлись сестры
Выставка в лондонской Национальной портретной галерее подчеркивает роль женщин в движении прерафаэлитов.
05 декабря 2019
8
Редкая картина Гогена продана за €9,5 млн на аукционе в Париже
До продажи картина Te Bourao II экспонировалась в Метрополитен-музее в Нью-Йорке на протяжении десяти лет.
04 декабря 2019
9
Жизнь Марины Абрамович как непрекращающийся перформанс
Воспоминания и размышления Марины Абрамович, одной из выдающихся художниц современности, увлекательны и читаются как авантюрный роман.
06 декабря 2019
10
Банан Каттелана войдет в коллекцию музея, несмотря на то что его съели
Покупатель фруктовой скульптуры Маурицио Каттелана, проданной на Art Basel Miami Beach за $120 тыс., передаст ее институции, название которой пока что неизвестно.
09 декабря 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru