The Art Newspaper Russia
Поиск

Нома как норма

Первый сборник текстов Иосифа Бакштейна выстроен как «дневник критического путешественника»

Ю. Альберт, И. Бакштейн, С. Гундлах, Г. Кизевальтер. 1985. Фотограф неизвестен

Ю. Альберт, И. Бакштейн, С. Гундлах, Г. Кизевальтер. 1985. Фотограф неизвестен

Удивительно, но Иосиф Бакштейн, комиссар Московской биеннале, директор Института проблем современного искусства и один наиболее деятельных российских кураторов, стоявший чуть ли не у истоков профессии еще в конце 1980-х, в отличие от большинства своих коллег, практически не известен в письменном жанре. Восполнить этот пробел призвана книга, куда вошли тексты (в том числе ранее не публиковавшиеся), написанные в разное время и по различным поводам: эссе для каталогов, статьи из СМИ, беседы с художниками, а также интервью, которые Бакштейн давал журналистам.

"Внутри картины", что неожиданно, открывается блоком статей о гуманизме советского искусства, имевшего «инспирированное гуманистическое измерение, которое вообще больше свойственно европейскому искусству…» Бакштейновский гуманизм не покажется столь «абстрактным», если учесть, что подобное измерение усматривается им не в советской культуре целиком, но в особом типе социальности, который рождался как способ сопротивления действительности и был связан с фактором человеческим. «Я сам до сих пор хорошо помню то чувство невероятного, абсолютного превосходства… над всеми обыденными и банальными, но одновременно страшными и таинственными обстоятельствами повседневной советской жизни [которое] проистекало из чувства причастности к тайному знанию правды жизни», — поясняет он.

Эти рассуждения получают продолжение в другом разделе книги, посвященном московскому концептуализму, когда в диалоге Бакштейна с Андреем Монастырским рождается понятие «этического концептуализма», работы которого «выбрасывают [зрителя] не в рефлективное, а как бы в чисто эмоциональное состояние» (Монастырский), «комфортное для меня место философствования как процесса». Именно общение и совместное обсуждение работ в мастерской выделяются участниками диалога как едва ли не самая существенная особенность круга московской «номы».

Концептуализму здесь отведено решающее место. Тексты о нем по преимуществу диалоги, нередко герметичные и местами «персонажные». «По образцу» концептуального искусства Бакштейн понимает и современный художественный процесс как таковой. Смысл работы куратора, разбираемой на примере Катрин Давид (выставка Documenta Х, 1997), — в выведении зрителя из пространства неумного информационного потребления и вхождении в поле комментирования и толкования художественных работ. Производство искусства невозможно без фигуры интерпретатора. А в любом произведении неизменно выделяется три эстетических пространства: «поверхность картины», то есть непосредственно «изображенное», пространство «за картиной» — выставочная площадка — и «внутри картины», «откуда исходят все замыслы, интенции, возможности».

Верность Бакштейна кругу «номы» столь велика, что концептуализм у него едва ли не смыслоопределяющая доминанта всей неофициальной культуры СССР. В рассуждениях об искусстве как пространстве сопротивления власти автор как будто намеренно игнорирует прочие андерграундные течения и круги, лишь вскользь упоминая легендарную Бульдозерную выставку.

От книги Бакштейна не ждешь систематического анализа того периода истории отечественного искусства, к которому куратор был и остается причастен.

В определенном смысле Внутри картины — разрозненные заметки критического путешественника, чей взгляд, фиксируясь на чем-либо, не очерчивает ситуацию целиком, но выхватывает из нее наиболее интересные детали. 

Бакштейн И. Внутри картины: Статьи и диалоги о современном искусстве. М.: Новое литературное обозрение, 2015.

Просмотры: 3372
Популярные материалы
1
О евреях, юдофобах и юдофилах
На выставке «Найди еврея» людям старшего поколения есть что вспомнить, а молодым — о чем узнать.
23 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Новый культурный центр «О» создадут в Вологде
Постоянная экспозиция будет основана на коллекции Германа Титова, а временные выставки планируется делать с участием крупнейших музеев.
21 сентября 2020
5
Трудная прогулка по современному искусству
Парк «Зарядье» заполнен объектами, проектами и инсталляциями — здесь проходит выставка номинантов 1-й «Московской Арт Премии». Большинство показанных на ней работ известны по уже прошедшим выставкам, а неизвестные не слишком интересны.
18 сентября 2020
6
Скандальный банан Каттелана отправляется в Гуггенхайм
«Для нашего хранилища это не большая нагрузка», — шутит директор музея.
21 сентября 2020
7
Труды и дни неизвестного гения
Вышли в свет первые два тома дневниковых записей художника Вильгельма Шенрока. В общей сложности таких томов ожидается десять.
18 сентября 2020
8
Как опыт предыдущих кризисов помогает предсказывать будущее арт-рынка
Нас всех ждет глубокая рецессия, но самые богатые продолжат покупать Кунса.
23 сентября 2020
9
Реформы по алфавиту
В британском фонде National Trust, поместья которого посещает 28 млн человек в год, назрел конфликт между кураторами и менеджерами.
23 сентября 2020
10
Андрей Ерофеев: «Уход в лес — это бегство от несвободы, от принуждения»
По поводу открытия проекта галереи JART «ЧА ЩА» на курорте «Пирогово» куратор Андрей Ерофеев рассказал нам о природно-художественном целом выставки, появлении нового искусства и связи с прошлыми арт-фестивалями на берегу Пироговского водохранилища.
22 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru